Вход|Регистрация или Войти через:

neyr2_small

Андрей Ливадный.

Тетралогия «Нейр».

Книга вторая.

Замок на Гиблых Болотах.

 

Глава 1.

 

Теплая, звёздная ночь расплескалась над гиблыми болотами.

Всего несколько минут прошло после схватки Энеи и Кристы.

Перед моим мысленным взором в окошке интерфейса бегут строки системных сообщений:

Вы активировали стационарный телепорт Замка Рион.

Вы активировали безопасную зону возрождения.

Вы вступили в право владения Замком Рион.

Вы получили новый уровень.

Получено новое задание: «Очищение». Тип уникальное.

До первого рассвета уничтожьте всех исчадий тьмы в главной башне.

Награда: Вы снимите древнее проклятье, наложенное во время штурма, и разблокируете интерфейс управления замком.

В лунном свете плывут зыбкие полосы тумана. Древняя цитадель возвышается над округой тремя уровнями укреплений, искусно вписанными в рельеф скалистого острова. Много веков назад Рион сильно пострадал при штурме: в стенах зияют бреши, надвратные башни лежат в руинах. Беспощадный бег времени довершил начатое: ураганные осенние ветра засыпали внутренние дворы листвой и ветками, — из них образовался плодородный слой почвы, где охотно укоренились карабкающиеся по стенам древовидные лианы, укрывшие замок зеленым пологом забвения.

Я стою перед входом в донжон. Теперь это наша клановая твердыня. Центральный архитектурный комплекс Риона образован тремя обрывистыми пиками скал, которым придан вид башен. На разных высотах расположены площадки укреплений. В отвесных стенах, вздымающихся на недосягаемую высоту, видны прорези бойниц и ряды сводчатых окон.

Со стороны топей доносятся крики их обитателей. Лунный свет скупо озаряет древние стены.

Протяжно скрипнули ржавые петли. Андр — командир группы наемников, подошел ко мне, тоже взглянул вверх.

— Алексатис, теряем время. Пора бы уже приступить к зачистке. Осталось всего семь часов до восхода, — заметил он. – Чего ты ждешь?

— Не могу найти информацию о древнем проклятии. О нем нет ни слова. Ни на форумах, ни в энциклопедии, — ответил я, проводив взглядом полупрозрачную фигуру призрака, — он вылетел из пролома в стене и скрылся в одном из окон.

Внезапно в свете луны промелькнули стремительные тени. Похоже, это стая горгулий перелетела с одной полуразрушенной площадки на другую?

— Тридцатый уровень, — Андру удалось прочитать фреймы, прежде чем твари, гнездящиеся в укреплениях, исчезли из вида.

На одном из этажей донжона сквозь прорези бойниц пробился призрачный свет. Чуть выше и левее ряд окон неожиданно подсветило тусклым багрянцем.

— Если вам с Энеей выдали задание, значит оно выполнимо, — уверенно произнес наемник. – Но ночь действительно обещает быть интересной, — усмехнулся он, предвкушая грядущую схватку. – Слушай, стационарный портал замка и точка респауна активированы. Хочешь, подтяну еще бойцов? Человек десять?

Пока я прикидывал в уме свои финансовые возможности, к нам присоединились остальные, лишь Платинус остался в главном зале первого этажа, — там на полу разбросано множество артефактов, в основном сломанных, уже ни на что не годных, но алхимик умудрился отыскать среди них вполне приличный посох для Энеи, взамен прежнего, разрубленного во время схватки с Кристой.

Искандер и Родриго с любопытством поглядывают на древнюю вещь.

— Дашь взглянуть? – не выдержали они.

— Конечно, — Энея все еще живет секундами боя, — она бледна, собрана, напряжена, хоть и пытается вести себя, как обычно. — Характеристики почему-то не читаются. Одни знаки вопроса.

— Действительно, — удивился Родриго. — И камень совсем потускнел!

— Дай-ка мне попробовать! – Искандер отобрал у него посох, но тоже не преуспел. Искорка света, едва зародившаяся в драгоценном камне, вдруг угасла. — Ума не приложу, как его активировать? — пожав плечами произнес маг. — Может, у нас уровни маловаты?

Тогиен нетерпеливо переминается с ноги на ногу.

— Алексатис, чего мы ждем?

— Ищу инфу, как снять проклятие.

— Не усложняй. Сказано — «вынести» всю нечисть, — так и поступим! — дварф настроен решительно. — Будем зачищать помещение за помещением, чего уж проще? К утру управимся!

Ко мне подошла Энея.

Мачо, — ее питомец (крохотный, но бесстрашный черный богомол), выбрался из прически хозяйки, перепорхнул ей на плечо, быстро перебирая лапками просеменил вниз по руке, затем с пальцев перебрался на посох, ловко вскарабкался к навершию, и замер, разглядывая погасший драгоценный камень.

Прикольный малыш. Немного помедитировав, он снова побежал вниз.

Энея вдруг вскрикнула:

— Мачо, мне же больно!

Черный богомол уколол ее шипом в подушечку пальца! Зачем? Что побудило питомца нанести урон своей хозяйке?!

Кровь из ранки стекла на посох. Его древко неожиданно приобрело прозрачность, внутри появились тонкие нити, похожие на усохшие, мумифицированные кровеносные сосуды. Алые капли просочились внутрь, коснулись их, напитывая, разглаживая, возвращая упругость.

Камень в навершии вспыхнул и запульсировал: сначала медленно, затем все чаще и чаще, словно кровь Энеи вдохнула в него жизнь.

«Сердце Гидры», реликт. Магический посох.

На 50% сокращает расход ментальной энергии для любого каста.

Обладатель посоха получает +10% к физической защите, +10% к ментальной защите, +10% к урону, наносимому в ближнем бою, а также наделяется «Аурой Хищника», отпугивающей и замедляющей врагов, не принадлежащих к силам Природы.

Ограничение: только истинные защитники замка Рион.

… 

— Везет же некоторым! — Родриго с удивлением прочел характеристики уникального предмета. — Но при чем тут силы природы? Основа магии Ушедших — это ведь хаос, насколько я знаю? — тут же спросил он.

— То же мне, нашелся знаток, — усмехнулся Искандер. — Энея, он просто завидует. Об Ушедших ходит множество слухов, но достоверных источников нет. Никто еще не исследовал оставшиеся после них руины. В этом смысле вам с Алексатисом крупно повезло!

— Верно, — кивнул Родриго. — Можешь представит сколько тайн хранят эти стены и каким могуществом будет обладать клан, разгадавший их? Вот я, к примеру, только слышал о древней «магии крови», но не думал, что артефакты той школы до сих пор сохранились…

— Так, — прервал дискуссию Андр, — Алексатис, что решил? Мне подтягивать подкрепление или сами справимся?

Я машинально взглянул на часы, отображающие в интерфейсе.

23.59.52

Он прав. Скоро полночь, а мы еще даже не приступали к зачистке.

— Хорошо. Вызывай бойцов.

* * *

Тьма упала внезапно.

Только что из-за башен донжона выглядывала луна, со стороны топей доносились тяжелые, расплескивающие болотную жижу шаги гидр, как вдруг из бойниц и окон древних укреплений выплеснулся черный туман, мгновенно поглотил все сущее, смахнул с неба звезды, приглушил звуки.

Я вытянул руку, но не смог разглядеть собственных пальцев.

— Эй, что за шутки?! — раздался вскрик Платинуса. — Тут все светильники погасли!

Ощутимо вздрогнула земля.

— Отвали! Отвали от меня! — изнутри донжона прорвался тусклый отсвет, — это насмерть перепуганный чародей метнул один из своих фиалов, кто-то злобно зарычал, но тьма, затопившая округу, не позволила рассмотреть деталей происходящего.

00.00

Полночь по локальному времени «Хрустальной Сферы»!

— Идите на мой голос! — зычно выкрикнул Андр, так и не успевший добраться до телепорта. — Надо держаться вместе!

Мрак всколыхнулся. Неосязаемая мгла пришла в движение. Тяжелый взмах крыльев налетел неожиданным порывом ветра. Нечто огромное пронеслось над моей головой, затем послышался тяжелый удар, невольный вскрик и скрежет раздираемых доспехов!

Тогиен. Воин. Текущий статус: на перерождении.

Хрип. Лязг мечей. Мне под ноги отлетел фрагмент желтоватой кости; разрывая плотную мглу сверкнула вспышка заклинания.

Платинус. Чародей. Текущий статус: на перерождении.

С полуночи и до рассвета, пока действует проклятье, наложенное на замок Рион, время между гибелью и респауном увеличивается в десять раз. Все (игроки и НПС), возрождаются с наложенной на них «Дегенерацией» (-5 ко всем характеристикам, время действия 5 часов). Исключение составляет «Когорта Падших».

— Они повсюду! – выкрикнул Искандер.

Вязкая тьма разделила нас. Даже моя способность к «сумеречному зрению» оказалась бесполезна. Ориентироваться можно только по звукам, но от них кровь стынет в жилах. Где-то осыпаются камни. Плиты, которыми вымощен внутренний двор, со скрежетом приподнимаются: чьи-то руки попытались ухватить меня за лодыжки, — едва отбился, рассек усохшую плоть, отскочил в сторону.

— Энея! — кричу, что есть сил.

На миг окрестности озарила аура «очищения», наложенная паладином. Мрак отпрянул, отдавая взгляду жутковатую картину: с десяток рослых высокоуровневых воинов в одинаковых, покрытых окалиной доспехах, окружили наемников. Пронзенный копьем аватар Виргила медленно тает. Тайлор припал на одно колено, — его щит разрублен, меч сломан, полоска жизни почти померкла, во фрейме тесно от пиктограмм дебафов…

Земля вновь содрогнулась.

Неподалеку от меня взметнулся прах. Частицы тлена начали слипаться между собой, образуя еще одну рослую фигуру.

Рядовой Когорты. Уровень 27.

Жуть накатила волной озноба. Не давая врагу окончательно воплотиться, я успел провести каст, — ревущий столб пламени выжег мрак, разметал пепел.

Резко обернувшись, я заметил Энею, Родриго и Искандера. Их тоже окружили, но пульсация камня в навершии «Посоха Гидры», не дает врагам приблизиться. «Аура Хищника» замедляет движения падших, давая магам возможность избежать рукопашной схватки.

Виргил. Воин.  Текущий статус: на перерождении.

Тайлор. Воин. Текущий статус: на перерождении.

Свет меркнет.

Пока окончательно не сомкнулся мрак, я подхватил валяющееся на земле копье, метнул его в ближайшего воина когорты, пытаясь хоть как-то помочь Андру.

Паладин еще держится. Его двуручный меч чертит связки ударов, но блеск лунной стали безнадежно гаснет в сгустившейся тьме…

Родриго. Боевой маг. Текущий статус: на перерождении.

Искандер. Боевой маг. Текущий статус: на перерождении.

Пиктограмма Андра в интерфейсе группы мигает красным.

— Энея?! — пытаюсь хоть как-то сориентироваться в сгустившемся вновь мраке, но тщетно.

— Алекс, я тут! Помоги!

Взметнулась стена огня. Темные фигуры отшатнулись.

Бегу что есть сил. Один из воинов когорты уже замахнулся копьем, намереваясь пронзить Энею, как вдруг почуял неладное, начал оборачиваться, но не успел, — мой клинок прорубил его ветхие доспехи, вырвал короткий хриплый вопль.

Андр. Паладин. Текущий статус: на перерождении.

Это полный разгром.

Тлеет принесенная ветром, пожухлая прошлогодняя листва. Мы с Энеей прижались спина к спине. Падшие, — их осталось пятеро, — окружают. Шансы невелики. Сердце бьется все чаще. Дыхание срывается.

Смрад плывет над землей. Для меня все происходящее более чем реально: нейроимплантат вливает в рассудок шоковые ощущения: отсветы угасающего пламени играют бликами на доспехах врагов; капелька пота сорвалась со лба, змейкой скользнула по щеке. Прорези помятых забрал сочатся тьмой. Под ногами месиво грязи, листвы и сгоревшей плоти.

Чувствую, как Энею бьет мелкая дрожь. Воины когорты замешкались, — их сдерживает и отпугивает «Аура Хищника».

Обрывочные мысли проносятся в голове. До следующего уровня осталось совсем немного. Надо рискнуть. Атаковать первым…

— Энея, лечи!

Левой рукой я подхватил валяющееся подле копье, с силой вонзил его в щит ближайшего из врагов. Того развернуло ударом, тяжелое древко перевесило, прочертило по земле полукруг, подсекло ноги соседнему воину, —  пытаясь удержать равновесие, он раскрылся, пропустил мой выпад, отшатнулся, выронил оружие и глухо взвыл, рефлекторно пытаясь зажать глубокую рану.

Разворот… Мутный блеск стали… Булькающий хрип…

Я двигаюсь быстро, выкладываясь по полной. «Аура Хищника» оказалась мощнейшим дебафом, — воздействие «Посоха Гидры» сковывает врагов, замедляет их движения, но разница в уровнях все равно ощутима: двое успели меня зацепить, и боль ту же затопила рассудок. Я оступился, не завершив атаку. По ноге сочится кровь, от удара ржавого боевого молота онемело плечо.

Кое-как блокировал удар, прихрамывая, отступил. Энея усердно меня лечит, но сполохи «малого исцеления» слишком медленно восстанавливают здоровье.

Одного я все же «слил»! Осталось четверо… Бойцы когорты сильно пострадали в схватке с наемниками. Регенерации у них нет. Полоски жизни тлеют багрянцем. Мне надо всего лишь добить их! Задача вполне выполнимая!

Самый сильный и рослый отбросил щит, ринулся на меня. Покрытый окалиной меч со свистом рассек воздух, я успел уклониться, рубанул его по ноге, перекатом вышел на следующего, снизу-вверх пробил ему грудь, — грузное тело навалилось на меня, сковывая движения, и вдруг рассыпалось прахом, — уже легче!

Огненный шар с гулом пронесся над моим плечом, — падший не смог завершить удар, вспыхнул, как факел, пробежал несколько шагов и вдруг превратился в облако медленно оседающих хлопьев сажи.

Их осталось двое! Все складывается неплохо! Энея коротким телепортом ловко ушла из-под атаки падшего, как вдруг во тьме звонко клацнул арбалет, и тяжелый «болт» пробил мой доспех, застряв в ребрах.

Жизнь мгновенно просела до десяти процентов. Кровь обильно хлынула из раны. Дыхание перехватило. Перед глазами все плывет и двоится. Надежды на моментальное лечение нет, — полоска ментальной энергии во фрейме Энеи почти на нуле, а мой запас маны постоянно перетекает в клинок, заставляя тлеть его руны, позволяя наносить дополнительный урон.

Я с трудом устоял на ногах. Тяжесть «смертельного ранения» —  дебафа, полученного при критическом входящем уроне, не дает нормально двигаться.

— Алекс, используй фиал! — в отчаянии вскрикнула Энея.

Не могу. Ноги подкосились, пальцы не слушаются, слоты быстрого доступа в интерфейсе исказились и поблекли, — сознание меркнет.

Несколько секунд выпали из восприятия, затем вдруг сверкнула зеленоватая вспышка. Боль моментально схлынула. Мышцы внезапно наполнились силой. Индикаторы жизни и ментальной энергии взметнулись до максимума.

Вы получили новый уровень!

Еще не веря, что избежал респауна, я вскочил на ноги, огляделся.

Энеи нигде не видно. Двое воинов Когорты стоят ко мне спиной, вглядываясь в плотный мрак. Один из них вскинул руку, указывая: «там»!

Еще пребывая во власти шока, опасаясь, что падшие сейчас скроются во тьме, я, не раздумывая, ринулся на них. Одного уложил критическим ударом (внезапная атака почти всегда дает «крит») от второго увернулся, «нырнув» под взмах боевого молота, рубанул по ногам, отпрянул в сторону и замер.

Вы получили новый уровень!

Тьма вдруг начала расползаться клочьями. Метрах в десяти от меня появилось неяркое пульсирующее сияние. Это светится камень в навершии «Посоха Гидры».

— Энея!

Она обернулась, вскрикнула, бросилась ко мне, прижалась, обвив руками шею, позабыв обо всем на свете.

— Алекс… — ее сердечко молотится, шепот прерывист: — Живой…

Совсем не игровая ситуация получилась. Пронзительная, ломкая, полная неподдельных эмоций, словно все происходит в реале.

— Ну, не переживай. Не переживай так, — глажу ее волосы. — Ты спасла меня от респауна!

— Да ладно?! — Энея всхлипнула. — Я просто растерялась. Половину фиала с маной на землю пролила, — руки тряслись. Пыталась тебя вылечить, — не помогло. А тут эти двое уродов накинулись… Телепортировалась машинально, даже не задумываясь, наугад, а там — арбалетчик. Орк. Доспехи ржавые, падалью от него воняет. Сидит и рукоятку накручивает. Ударила в него «молнией» сгоряча…

— И подняла мне уровень! До следующего чуть-чуть экспы не хватало[1].

— Правда? — Энея провела ладонью по моей небритой щеке, смутилась, подобрала оброненный посох. — Но что же нам теперь делать?

Хороший вопрос. Я огляделся. Первый этаж зачищен. По крайней мере — снаружи. Тьма отступила, поднялась выше, клубится, будто облачность.

На плечо Энеи выбрался богомол. Осмотрелся и, не заметив опасности, принялся заботливо поправлять локон ее волос, выбившийся из прически. Прикольный малыш. Думаю, он вырастет в грозного и преданного питомца.

— Андр был прав в одном — невыполнимых заданий нет. Нам попросту отказали бы в покупке замка, не будь способа снять проклятие.

— Алекс, но мы ведь остались вдвоем! — занервничала Энея. — Наши вернутся с перерождения только под утро, да и то под воздействием дебафа!

С верхних этажей внезапно донеслись душераздирающие вопли троллей. Похоже, для воинов Когорты нет разницы, кто и с какими целями явился сюда, — они убивают всех.

— Я не нашел ничего о проклятье, наложенном на Рион, но теперь у нас есть другая зацепка. Попробуй поискать информацию о «Когорте Падших».

— Хорошо. Останемся тут?

— Нет. Пойдем наверх. Хочу проверить, разделен ли донжон на локации?

— А что это даст?

— Если каждый этаж является отдельным уровнем, то даже вдвоем у нас есть шанс их зачистить. Помнишь, как работает игровая механика?

Губы Энеи тронула улыбка. Наверняка сейчас вспомнила пруд, жабу и свой триумф.

— Поняла. Хай-левелы атаковали нас из-за Андра? — она потихоньку начинает пользоваться жаргоном виртуальных миров.

— В точку. Если локации адаптивные, то и противники окажутся нам по силам, — стараюсь ее приободрить. Заметил, что после схватки с Кристой, Энея ведет себя странно. Притихла, почти не улыбается. Исчезла ее импульсивность, словно восторг от гемплея резко сменился усталостью. Наверное, с непривычки. Безвылазно провести сутки за консолью, в окружении реалистичных голограмм, — для новичка это серьезная нагрузка на психику.

 

* * *

 

— Пошли, — я увлек Энею в «Зал Возрождения», — таким названием на локальных картах отмечено главное помещение первого этажа донжона.

Вокруг темно, светильники погасли. Над площадкой телепорта блуждают фиолетовые огоньки. Мне так и не удалось добраться до покрытого рунами блока управления, но времени мало, эксперименты отложим на утро.

«Сердце Гидры» озаряет древние стены. К следующему уровню башни ведет узкая каменная лестница, прорезанная в толще стены, имеющая вид плавно изгибающегося тоннеля. На случай штурма и прорыва врага здесь предусмотрены опускающиеся решетки, — за века они превратились в ржавую труху.

Энея ищет информацию в сети. Мы получили первую подсказку, но пока непонятно: есть ли упоминания о Когорте в открытых источниках?

Под ногами проминается прах. Тьма клубится выше. Вскоре нам предстоит войти в ее границы, а пока пользуюсь «сумеречным зрением». Интерфейс выделяет контуры предметов, оставшиеся тут со времен древней битвы.

Подобрал крепкий щит. Мои запасы ментальной энергии постоянно перетекают в клинок. Что ж, не возражаю. Глупо отказываться от возможности нанести врагу дополнительный урон. Узость лестницы дает неплохой шанс отразить внезапное нападение, в одиночку сдержать противников, пока Энея накладывает заклинания.

— Есть! Нашла! — меня порадовал азарт, вновь зазвучавший в голосе девушки.

— Рассказывай. Вкратце.

— Лучше прочту. Слушай: «В древности, когда силы света и тьмы объединились против последователей Ушедших Богов, замок Рион стал последним прибежищем древней религии. Здесь собрались все, кто продолжал поклоняться Ушедшим. Осада длилась много лет. Попытки штурма предпринимались постоянно, но безуспешно».

— Это мы уже знаем. Кто такие «Падшие»?

— «Когорта Избранных» объединяла самых сильных воинов, магов и чародеев Ордена Последователей. Они ни разу не потерпели поражения, своим появлением решая исход самых отчаянных схваток, — продолжила Энея. — Тем временем среди осаждающих нарастали противоречия: Свет и Тьма с трудом уживались друг с другом. Вскоре стало понятно, что коалиция обречена и вскоре распадется. Тогда глава демонов предложил пойти на решающий штурм. По его приказу были проложены тоннели, ведущие к подземельям, расположенным под донжоном. В критический момент битвы сотни темных магов принесли себя в жертву, совместным заклинанием расколов скалы. Навстречу прорвавшимся силам тьмы была брошена «Когорта Избранных»… — Энея остановилась, переводя дух.

Я вглядываюсь в сумрак. Лестница плавно изгибается, за поворотом виднеется небольшая площадка и дверь.

— Что с тобой? — спрашиваю, не оборачиваясь.

— Запыхалась, — она прерывисто дышит. В такт ее участившемуся сердцебиению, камень в навершии посоха пульсирует все быстрее. — Новый комплекс виртуальной реальности накануне установила, еще не привыкла к нему…

— Так что там с Когортой? Они отбили атаку?

— Нет. Тут написано: «Из недр вырвалось подчиняющее заклятье, наложенное верховными демонами. Лишь некоторые из «Когорты Избранных» устояли под его воздействием, большинство же попали во власть темных сил и ударили в спину своим соклановцам. Находясь под заклятьем, воины вырезали магов, не дав тем наложить очищающие ауры. Этим они нарушили священную клятву, данную Ушедшим Богам, и с тех пор превратились в «Когорту Падших».

— В чем именно заключается смысл проклятия?

— Каждую ночь весь состав Когорты возвращается, вновь и вновь переживая те события. Падшие предают друзей и врываются в замок, уничтожая всех, кого заметят.

— Значит, они по-прежнему подчиняются демонам?

— Нет. Хотя формально «Когорта Падших» причислена к силам тьмы, но на самом деле воины не выполняют чьих-то приказов, а лишь расплачиваются за содеянное.

— То есть, они все осознают?

— Да, но, похоже, не могут ничего изменить? — предположила Энея.

Я поднялся до уровня площадки, толкнул дверь. Она протяжно скрипнула, открывая вход в небольшое помещение. Раньше тут была оружейная. По полу рассыпаны стрелы, среди них валяются ржавые мечи, к стене прислонены две алебарды, в углу вижу несколько пустых бочонков из-под масла.

— Есть мысли, как снять проклятие?

— Пока нет, — честно ответила Энея. — Ничего толкового не приходит на ум. Возможно, нам встретятся другие подсказки? Тупо вынести всех темных, как сказал Тогиен, вряд ли получится. Уж слишком их много.

— Согласен, — не найдя ничего заслуживающего внимания, я вернулся на площадку. Лестница продолжается, и через несколько ступеней нам придется вступить в границы тьмы.

* * *

Еще несколько шагов и липкий мрак сомкнулся вокруг, давя на психику едва слышными всхлипами, неразборчивым шёпотом…

Свет посоха вязнет в сгустившейся мгле, уже не высекая длинных теней, озаряя лишь крохотный клочок пространства.

— Холодно…

У меня тоже зуб на зуб не попадает. Поднимаюсь почти вслепую. Давление на разум растет.

— Алекс, что тебя связывает с Кристой? — вдруг тихо спросила Энея.

— Прости, но сейчас не время. Обязательно расскажу, только чуть позже, ладно? — я поднялся еще на одну ступеньку, замер, прислушиваясь. Вроде бы поблизости никого нет…

— Нет! Я хочу услышать сейчас! — в голосе девушки отчетливо прозвучали ревнивые, требовательные нотки. — Почему эта тварь постоянно встает у нас на пути?!

Я обернулся с удивлением и досадой.

Лицо Энеи озаряет неровный свет. Черты заострились. Во взгляде — незнакомое, непонятное мне выражение.

«Сердце Гидры» пульсирует все чаще и ярче.

Острие посоха царапнуло по каменной ступеньке, взметнулось вверх, качнулось на уровне моей груди, когда Энея перехватила древко двумя руками.

Она красива, напряжена, желанна…

Не понимаю, что случилось?! Как будто мир вывернули наизнанку. Мои несбыточные, потаенные мечты вдруг с легкостью вырвались из-под власти самоконтроля.

— Ты любишь ее?

Мы с болью смотрим в глаза друг другу. Чувства моментально обострились до предела, принимая степень жестокого абсурда, словно мы оба сошли с ума. Одно неловко сказанное слово и пути назад уже не будет.

На моем клинке вызывающе тлеют руны. Энея ждет ответа, но правда ее убьет.

Наши взгляды вновь встретились. Пот выступил на лбу. Пальцы крепко сжались на рукояти оружия. Эмоции перехлестнули через край. Здравый смысл захлебнулся ими и тонет в омуте едва осознанных желаний.

— Алекс, ответь! Я ведь, как дура, бросила все, пошла за тобой!..

В реале такие мгновенья заканчиваются либо всплеском безудержной страсти, либо полным разрывом. Мы — два комка оголенных нервов, которыми сейчас правит отнюдь не разум.

Ее губы дрожат. Колючий холодный взгляд пронзает, но не отталкивает, вызывает мучительную жажду обладания несбыточным…

Мрак подкрадывается все ближе, окутывает нас.

Едва различимые тени выдавливает из мглы. Энея тоже заметила их, и вдруг горько выдохнула:

— Покончим с этим!..

Мы ударили одновременно.

Острие посоха прошло в миллиметре от моего виска, клинок в стремительном выпаде тусклым росчерком вонзился в сгусток тьмы над ее плечом.

Мы прильнули друг у другу и замерли, глядя, как два сумеречных силуэта обретают черты чародеев, закутанных в лохмотья истлевших одежд.

Чувствую, как трепещет ее сердце…

От выброса адреналина гудит в ушах.

Проклятие Риона коснулось нас, можно сказать — зацепило вскользь, показав, сколь глубока, бездонна пропасть чувств, как коварен ее край, где оступиться легко, а падать — долго.

— Молчи… — дрожащая ладонь Энеи коснулась моих губ. — Ничего не говори…

* * *

— Назад… — хрипло выдохнул я, чувствуя, как холод становиться все пронзительнее.

Десяток ступеней вниз, плавный изгиб стены, и мы остановились вне клубящейся границы тьмы, подле приоткрытой двери оружейной комнаты.

Энея тяжело дышит, смущенно отводит взгляд.

Я испугался за нее. Очень сильно испугался.

— Почему на тебя воздействовало проклятье замка?!

— А не должно было? — она уловила мою тревогу, но не поняла ее источника.

Зато я живо представил ее в окружении голограмм. На обычного игрока воздействуют визуальные образы, аудио эффекты, свою лепту добавляет генератор окружающей среды — Энея ощущает запахи, изменения температуры, дуновение ветра. Тактильные датчики передают взаимодействие с предметами. Шоковые мембраны имитируют получение урона.

Все вышеперечисленное создает реалистичный «эффект присутствия», но не более! И лишь одно устройство способно внушить мысли, спровоцировать шквал эмоций.

Нейроимплантат!

— Что заставило тебя так сильно переживать?!

— Алекс, честное слово, я не знаю! Это как наваждение, словно рассудок на минуту помутился. Извини, ладно? Я, если честно, порядком устала. Новый комплекс с непривычки выматывает. Вот, наверное, и сорвалась…

— Опиши это чудо технологий! — потребовал я.

Ломая мое представление об уровне современного «железа», она ответила:

— Вирткапсула нового поколения. Наполнение — сенсорный гель. Одна из недавних разработок. Есть функция обратной связи и эмуляторы усилия. Эффект присутствия — просто потрясающий.

— Но это не объясняет воздействия заклинания на твой рассудок! Коснись правого виска. Чувствуешь что-то постороннее?!

— Алекс, прошу, не психуй. Ну чего ты завелся?!

Я упрямо жду.

— Ну ладно, — Энея коснулась виска. Вернее, ее аватар повторил движение, которое она совершила в реальном мире.

— Ну? Нашла что-нибудь?! Говори же!

— Здесь какой-то чип, — она пожала плечами. — Да их в сенсорном геле полно! А в чем дело?

— Ты должна уйти в логаут! Немедленно!

— Не поняла? — Энея пристально взглянула мне в глаза. — Это что такой способ расстаться? Ничего лучшего не смог придумать?

Меня обдало жаром.

Она ничего не знает! Ее просто использовали! Вслепую! Сделали частью эксперимента?!

— Алекс, я жду. Либо объясни, либо я действительно уйду! — теперь Энея не на шутку разозлилась и обиделась.

— Нужно найти безопасное место! — я взял ее за руку, затащил в оружейную, плотно закрыл дверь.

Энея уселась на опрокинутый бочонок, смотрит на меня исподлобья.

Я с трудом задвинул массивный засов, присел рядом с ней, и спросил, стараясь сдерживать кипящие внутри эмоции:

— Знаешь, что такое «нейроимплантат»?

— Впервые слышу.

— Это устройство, обрабатывающее все игровые события и напрямую передающее в рассудок пользователя результат взаимодействия с виртуальной реальностью.

— Область фантастики, — она мне не поверила. — Я заказывала самое передовое оборудование. Консультировалась со специалистами. Брала только лучшее. Но о таких технологиях никто даже и не заикался.

— Выйди в сеть. Найди хронику происшествий от восемнадцатого марта этого года.

Взгляд Энеи затуманился, а затем кровь вдруг отхлынула от ее лица.

— Алекс, но ведь это ты! — она совершенно растерялась. — Тут сказано: погиб в автокатастрофе!..

— Слегка преувеличено. Я выжил. Но мне пришлось пойти на сделку с «Инфосистемами», чтобы не остаться калекой, брошенным на произвол судьбы.

Энея затаила дыхание, слушает, находясь в состоянии сильнейшего эмоционально шока.

— Мне предложили рискнуть. Принять участие в испытании нейроимплантата. Дали возможность жить в мире «Хрустальной Сферы».

— А твое физическое тело? — едва слышно спросила она.

— В камере поддержания жизни. Над ним работают медики.

Слово за слово, и пришлось рассказать ей все, без утайки. О том, как Криста внезапно продала свой аккаунт в «Средиземье», как я отыскал ее в реальном мире, и чем это, в конце концов, обернулось.

— Боже мой, Алекс… Я не верю!..

— Это правда. От первого до последнего слова. Я боюсь за тебя, понимаешь?! Мне-то терять нечего! Знаю, за что рискую! А ты, ничего не подозревая, могла запросто погибнуть от болевого шока во время схватки с Кристой! Энея, прошу, уходи в логаут! Разорви нейросенсорный контакт! Позвони отцу. Расскажи ему все. Он наверняка сумеет тебя защитить. Тут без шуток. Угроза реальная!

— Зачем мне вообще подсунули этот чип?

— Понятия не имею! Возможно, уже откалибровали имплантат по уровням обратной связи, и теперь негласно расширяют рамки эксперимента. Информация от ничего не подозревающих пользователей для разработчиков — на вес золота!

И снова в ее расширившихся зрачках я увидел безумный блеск.

Энея повела себя странно. Закрыла глаза, зачем-то встала, затем легкими прикосновениями вдруг начала набирать какой-то код, словно перед ней находилась сенсорная панель ввода. Одновременно в окошке боевого видеочата я увидел мир ее глазами: всколыхнулась неприятная на вид желеобразная масса, тусклый свет дежурного освещения витркапсулы резанул по глазам. При этом Энея постоянно прижимала пальцами правой руки крошечный чип, чтобы тот не соскользнул с виска, не исчез в сенсорном геле.

Мягкий полушлем с проекционным забралом повис, слегка раскачиваясь на тонком кабеле. Картинка смазалась помехами, но сразу же восстановила четкость. Зашипела пневматика, верхняя часть вирткапсулы приподнялась, смещаясь вверх и в бок.

Она выбралась наружу, но, вопреки ожиданию, канал обмена данными не прервался!

Энею тут же окружили десятки модулей, свободно перемещающиеся на антигравитационной тяге. Насколько я помню, один такой «бытовой помощник» по цене и сложности технологической начинки, не уступает спортивному флайкару…

Они быстро привели девушку в порядок, убрали остатки сенсорного геля. Энея закуталась в теплый халат, села в глубокое мягкое кресло и…

Ее аватар открыл глаза.

Шокирующий эксперимент. Окошко боевого видеочата свернулось в трей.

Неяркий свет «Посоха Гидры» озаряет лицо Энеи. На чешуйках уникального сета стынут крохотные блики. Из ее прически выбрался Мачо, замер на плече, затем вдруг резко ударил лапой, пронзив шипом крохотного паучка, и тут же проглотил добычу.

Она не обратила внимания на питомца, тихо спросила, глядя мне в глаза:

— Ты чувствуешь абсолютно все?

— Да.

В наших глазах — безумие вспыхнувшей страсти.

— Я тоже… Совсем не так, как раньше. Острее, глубже… — она коснулась моей щеки робким поцелуем. — Алекс, я никуда не уйду… — горячий шепот обжег. — Даже не думай об этом…

Мои пальцы утонули в локонах ее волос. Мягкие прикосновения губ сводят с ума.

— Я не уйду, — упрямо шепчет она между поцелуями.

— Они же отыщут тебя!..

— Пусть… Мне все равно, Алекс… Я хочу быть с тобой…

Мы не в силах оторваться друг от друга. По ее щекам текут слезы. Глаза блестят. Наши нервы сгорают…

Тьма отступила под напором новой силы, что пришла в мир «Хрустальной Сферы».

Вы зачистили второй уровень донжона.

Вы получили новый уровень.

Вы получили новую способность: «Свет страсти».

Находясь рядом с любимым человеком, вы получаете +1 ко всем характеристикам.

Мы оба вздрогнули.

— Разработчики следят за нами…

— Или движок адаптивно реагирует на ситуацию?.. — Энея доверчиво прижалась ко мне, обвела взглядом пыльную захламленную комнатушку. — С ума сойти, Алекс… Я словно во сне… и не хочу просыпаться. Жаль, что раньше ничего не знала, а то поговорила бы с Кристой…

— Она нас обоих ненавидит.

— Брось. Наверняка — нормальная девчонка. Просто устала от боли и одиночества. Затесалась не в ту компашку, а теперь сорвалась и падает.

— Откуда такая уверенность?

— Из реала. Думаешь, я не хлебнула горя? Мамы нет, отец в большом бизнесе. Элитная школа, с полным пансионом, где одни избалованные, капризные сучки. В общем, извини, не хочу вспоминать. Лучше на таймер взгляни. Пять часов осталось! — она дерзко заглянула мне в глаза. — Хочу светлый и чистый замок! Пошли! — Энея решительно встала, потянула меня за руку. — Пошли искать подсказки!

— Ну хорошо. Остаешься до утра. Только не спорь. Я знаю, как воздействует нейроимплантат. Выполним задание, и ты сразу уходишь в логаут, отсыпаться. Это не обсуждается!

— Ладно. Договорились, — легко согласилась Энея, а я подумал:

«Жди утра, Артем Сергеевич, нам есть о чем потолковать, благо свиток «призыва» ты мне выдал…»

* * *

На улице стало лишь чуть светлее. По-прежнему нет ни луны, ни звезд.

Древние укрепления вздымаются этажами руин.

Черная мгла, окутавшая замок, теперь клубится где-то далеко вверху.

Фокусирую внимание на ближайшей площадке, — она расположена метрах в пятнадцати над нами. По краю естественного скального выступа видны огрызки стен: эта часть донжона подверглась ураганному обстрелу из осадных орудий. Думаю, где-то на островках среди болот мы сможем отыскать позиции требушетов, — только они способны метать камни весом в несколько центнеров на дистанцию до двухсот метров.

Темные фигуры появились в проломе стены. Медленно проявились фреймы:

Падший воин. Уровень 22.

Падший чародей. Уровень 20.

Падший страж. Уровень 25.

Последний наиболее опасен.

— Что будем делать? — шепнула Энея.

— Когорта разбрелась по донжону. Сможешь телепортировать нас наверх?

— Да. Посох значительно усилил мои способности.

— Тогда бей стража «молнией» и сразу — телепорт. Дальше, по возможности, только лечишь, поняла?

Энея кивнула.

— Готова?

Ударил разряд молнии. В результате внезапной атаки страж получил критический урон, — полоска его жизни сократилась наполовину.

Раздался характерный хлопок. Энея телепортировала нас на площадку укрепления и тут же, с разворота, вонзила острие посоха в горло чародею.

«Сердце Гидры» бешено запульсировало. Черная кровь, шипя, обагрила древко. От источающего алое сияние драгоценного камня вдруг брызнули тонкие багряные разряды, и лохмотья падшего моментально вспыхнули, нанося дополнительный урон огнем.

Я рубящим ударом рассек доспехи воина и одновременно провел каст: кисть моей левой руки озарилась сполохом заклинания. Пытавшегося атаковать стража сковало «Стужей», — он оцепенел, не завершив выпада.

Мой клинок вычертил отработанную связку ударов. Воин, хрипя, повалился набок, голова стража, оставляя след черной крови, откатилась на несколько метров.

— Мачо, не смей есть всякую падаль! — Энея раскраснелась, ее глаза горят, локоны волос выбились из прически.

Заметно подросший богомол удивленно повернул треугольную голову, но ослушаться не посмел, брезгливо стряхнул с шипа кусочек плоти, который успел поймать на лету.

Вход в башню расположен неподалеку, но я, убедившись, что больше на площадке противников нет, посмотрел вверх, на следующий уступ внешних укреплений. До него метров десять. Стены почти не разрушены. Неизвестно кто или что поджидает нас там, но прорубаться через внутренние помещения — вообще не вариант. Там полно падших и нас быстро отправят на перерождение.

Уровень маны у Энеи уже восстановился. Она кивнула, давая знать, что готова к следующему телепорту.

— Подожди… — я крепко сжал рукоять клинка и запас ментальной энергии мгновенно перетек в руны, — вязь надписей, идущая вдоль кровостока, осветилась примерно наполовину.

Мой уровень маны восстанавливается намного медленнее чем у Энеи. Пришлось еще немного задержаться, пока индикатор не заполнился наполовину.

— Погнали!

Хлопок телепорта. Секунда тьмы, затем — неровный свет факелов, глухой рык, рвущийся из-под опущенного забрала, гул рассекающей воздух стали.

Я резко пригнулся, — лезвие секиры выбило сноп искр над моей головой, оставив глубокую отметину в камне стены.

Коренастый орк, облаченный в каргонитовый доспех, намного выше меня по уровням. Дела плохи. Секира в его ручищах выглядит, как игрушка.  В скупых движениях угадывается опыт бывалого воина.

Шлейф сумрака, — неизменный атрибут наложенного на когорту проклятья, тянется за ним, мягко обволакивая разбросанные повсюду обломки.

— Энея, туда! — острием клинка я успел указать на фрагмент разрушенного каменного моста, в прошлом соединявшего два укрепления. Его средний пролет еще держится над пропастью, опираясь на потрескавшиеся колонны.

Коротким, рискованным телепортом Энея переместилась на недосягаемую для врагов площадку. Теперь она оказалась в относительной безопасности и может работать дистанционными заклинаниями.

Падших пятеро. Шанс выстоят против них — ничтожен. Выбираю эльфа крови, равного мне по уровням, атакую его, успев отправить в боевой чат короткое сообщение:

Энея, орк!

Поняла!

Удар молнии выжег мрак, на миг осветил округу. Брызнул расплавленный каргонит. Орка сбило с ног. В его нагруднике зияет дыра, одежда тлеет, гневный рык дробит тишину.

Энея полностью выложилась на самое мощное из доступных ей заклинаний и теперь секунд пять-семь будет восстанавливать ментальную энергию.

Эльф ловко уклоняется от моих атак. Разорванная в давней схватке, но так и не зажившая верхняя губа кривится в презрительной усмешке. Еще двое падших подбираются сбоку. Мой запас маны восстанавливается слишком медленно, поэтому экипирую щит, используя слот быстрого доступа.

Шлейфы сумрака скрадывают очертания предметов. Из внутренних помещений донжона доносятся крики, слышится лязг оружия, — каждую ночь тут разыгрывается одна и та же кровавая трагедия. Если не снять проклятье, то замок Рион никогда не станет нашим домом.

Внезапно с треском вылетел переплет оконной рамы, жалобным звоном рассыпалось мозаичное стекло. Едва живого воина выбросило наружу, — он с лязгом грохнулся на каменные плиты двора, но тут же вскочил, опираясь на меч, пошатнулся, глухо выкрикнул:

— Предатели!

Эльф, едва не отправивший меня на перерождение, не завершил атаку, резко отскочил в сторону, обернулся.

— Хелмуд! Наконец-то мы поквитаемся! — он бросился на рыцаря, увлекая за собой остальных падших.

Недолго думая, я рванулся на выручку незнакомцу, — тот медленно отступает, едва сдерживая натиск.

— Держись!

Рыцарь отбивается из последних сил.

Сбоку на меня несется орк. Рана в его груди истекает мглой. Я ошибался, локации тут не адаптивные, чем выше поднимаемся, тем сильнее становятся квестовые НПС.

Энея успела наложить на меня «стойкость», и вовремя — удар секиры едва не сшиб с ног, вдребезги разбил щит, заставив пошатнуться.

Полоска жизни просела процентов на десять. Боли пока не чувствую, в крови кипит адреналин, — нейроимплантат постоянно вносит свою лепту, меняя рисунок боя, — забыв об осторожности бросаюсь вперед, ловлю орка на взмахе, — он раскрылся, занося секиру для добивающего удара.

Мой клинок разрубает сталь и смердящую плоть.

Орк пошатнулся, припал на одно колено, злобно нечленораздельно рычит, пытаясь встать, но силы его подводят, руки уже не слушаются, во фрейме появился дебаф «смертельная рана».

Этот теперь не в счет! Сам сольется! Резко разворачиваюсь. Рыцаря прижали к стене, от двуручного меча остался обломок, град ударов высекает искры из его брони.

Разряд молнии впился в падшего, выгнул его дугой.

Ныряю под рассекающий воздух взмах алебарды, провожу рискованное комбо.

Черная кровь шипит на камнях. Меня окутало сияние полученного уровня, системные сообщения мелькают в фоне, успеваю заметить, как эльф сбил рыцаря с ног, вонзил стилет в зазор между пластинами брони, мстительно вырвав коротки хрип боли.

Хлопок телепорта заставил эльфа резко вскочить, обернуться.

Смертельно раненый воин все же здорово нам помог. Он дрался так отчаянно и умело, что практически обнулил хиты противников.

«Аура Хищника» сработала безотказно. Движения падших замедлились, — Энея расчетливо рискнула, телепортировалась в самую гущу схватки, лишая врагов возможности отреагировать на мои атаки.

Через пару секунд эльф мешковато повалился набок, а последнего из проклятых воинов Когорты пригвоздило к стене «ледяным копьем».

Я бросился к незнакомцу, протянул ему руку:

— Вставай! Сейчас тебя подлечим!

Хватка у воина поистине железная. Богато инкрустированные доспехи изрублены, филигрань, гравировка и чеканка потускнели, их тончайше узоры смяты.

Энея наложила на него «малое исцеление», но сполохи заклинания породили лишь красивый спецэффект, не более.

— Бесполезно, — глухой голос донесся из-под помятого забрала. — Сила проклятья довлеет над всеми.

— Но ведь ты не из падших, верно?

— Я, Хелмуд, — рыцарь, не поддавшийся магии демонов. Вот толку от моей стойкости немного. Они, — обломок меча указал на изрубленные тела, — хотя бы не помнят содеянного. А в нас жива память. Каждую ночь мы пытаемся изменить предначертанное.  И всякий раз проигрываем.

— Как снять проклятие?

— Никак, — ответил воин, тяжело присев на обломок каменного зубца. — Оно в душах падших.

— Но должно же быть решение! — вырвалось у меня.

Жизнь покидает Хельмуда. Глухой голос становиться все тише:

— Мрак в их душах… Свет камня… растопит… Кровь демона… — в последнем усилии он разжал ладонь, протянул мне что-то тусклое, продолговатое, затем вдруг вздрогнул всем телом, тяжело повалился набок и затих.

— О каком камне он говорил? — тихо спросила Энея.

— Понятия не имею. Задание не обновилось.

— А что он тебе дал?

Я показал ей каргонитовый медальон на длинной цепочке из такого же сплава.

— Странно. Характеристики не читаются. Опять только знаки вопроса, как и поначалу было с посохом, — вздохнула она, печально взглянув на рыцаря. — Алекс, мы явно что-то упускаем! Нам ведь дают подсказки!

— Хорошо. Давай подумаем. Он намекнул, что падшие поддались воле демонов из-за слабости духа. Но Когорта сотни раз сталкивалась с силами тьмы и всегда ее воины выходили победителями. Что же случилось в ту ночь?

— Нужно вернуться в «Зал Возрождения». Туда, где получили задание! Кстати, заметил, там на стенах есть барельефы! — воскликнула она. — Может, ответ среди них?

— Ладно, — согласился я. — Все равно силой здесь ничего не решишь. Мы видели самых слабых из Когорты Падших, и едва справились с ними.

* * *

В «Зале Возрождения» тьму вновь разгоняет трепетный огонь светильников, — они зажглись при нашем появлении.

Стены действительно украшены барельефами, на которые я толком и внимания обратить не успел, слишком быстро развивались события.

Энея взяла меня за руку. Наши пальцы сплелись. В реале мне за тридцать, но сейчас ощущаю себя мальчишкой. Мы молча идем вдоль стены, пристально изучая древние изображения. Многие пострадали от времени, и смысл сцен, запечатленных в камне, уже почти невозможно угадать.

— Смотри! — взволнованно произнесла Энея.

Очередной барельеф отображает какой-то ритуал. Существа различных рас выстроились в длинную очередь. В центре показан прозрачный, как слеза, камень. Перед ним преклонил колено воин.

— Что бы это значило?

Я всматриваюсь в символы языка Ушедших.

— Вот тут написано «клятва», — указываю на слово, знакомое по тексту заклятья «смертельная преданность», выгравированного на моем клинке.

— Капля крови, — Энея указала на крохотный рубин, украшающий изображение.

— А рядом написано: «камень», — добавил я. — Получается «камень клятвы»?

— Да, точно! — Энея сверилась с текстами изученных заклинаний. — Вот эти символы можно прочесть. Означают «кровь».

— Если сложить все вместе, то получается: «воин приносит клятву, свидетельствуя ее каплей крови?»

— Подожди. Сейчас поищу в сети…

— Попробуй поиск по запросу «камень клятвы».

Энея кивнула:

— Есть! На стороннем ресурсе! Блог одного геймера, называется «Хрустальная Сфера. Перспективы развития». Интересно… Тут идет речь о неких сюжетных ветках, не вошедших в релиз! Пост создан два года назад.

— Прочти. У меня нет доступа в глобальную сеть. Только внутриигровая.

— Слушай: «Привет всем. Разработчики «Хрустальной Сферы» настолько уверены в своем детище, что приступили к формированию сюжетов, рассчитанных на перспективу. Свой источник раскрыть не могу, но есть инфа, что развитие игрового мира приведет нас к мифу об Ушедших Богах, якобы правивших в древности всей Вселенной. Среди интересных артефактов, которые планируется ввести установкой специального обновления, появятся изделия из каргонита (очень прочного сплава, секрет которого утерян).

Среди планируемых локаций наиболее любопытны руины квестовых замков, ранее служивших оплотами Ордена Последователей. Мой источник намекнул, что завладеть ими будет нелегко, ибо цепочки заданий завязаны на некие «камни клятвы»…

— Это все?

— Да. Блог был удален, остались только фрагменты некоторых постов.

— Ладно. Значит обновление уже установили. Давай посмотрим, упоминается ли «камень клятвы» в энциклопедии?

— Да, есть. Но и тут крохи информации. Сам взгляни, — она сбросила мне линк на статью.

«Камень клятвы» — мифический (до сих пор не найденный) артефакт. По преданию создан Ушедшими, подчиняется «магии крови».

Ввожу следующий запрос.

«Магия крови», — утерянное в современности учение, создающее неразрывную связь между предметом и его владельцем. После исчезновения Ушедших Богов «магия крови» утратила практический смысл, — подвластные ей артефакты крайне редки, а последствия их использования — непредсказуемы.

 …

Опять тупик? — размышляю, сжав в пальцах невзрачный, потемневший от времени каргонитовый медальон.

Близится рассвет, а мы все еще далеки от разгадки.

Светильники по периметру зала светят тускло. Некоторые вообще угасли. Скоро и здесь воцарится тьма.

— Есть одна идея, — я крепко сжал медальон в ладони. — Видишь символ?

— Такой же у меня на посохе. Только непонятно его значение.

— Думаю, это знак принадлежности к истинным защитникам замка. Попробую его активировать.

— Опять кровь? Не боишься связать себя невыполнимыми обязательствами? Каким силам мы будем подвластны?

— Я доверяю интуиции Мачо. Питомец, по определению, не способен причинить вред хозяйке, но все-же он уколол тебя.

— Ладно. Попробуй. Но, все равно не понимаю, что это даст?

— Сейчас узнаем. Говорю же, — есть идея, — острием «таинственного клинка» делаю глубокий надрез на подушечке указательного пальца.

Кровь хлынула щедро, обагрила древнюю вещь, заполнила углубления.

Секунда… Вторая… Третья…

Руны на клинке неожиданной вспыхнули, — все разом, но лишь на миг. Меня пронзило холодом, затем окатило жаром. Центральный символ на медальоне брызнул золотистыми лучиками, озаряя мое лицо.

Вы получили предмет: Амулет Власти (предмет из комплекта).

Ограничение: только истинный владелец замка Рион.

Эффект при использовании:

Находясь на территории замка Рион, вы наделяетесь «Щитом Разума» (действует аналогично древнему заклинанию, добавляя 50% сопротивляемостью к любым видам магии, воздействующей на рассудок).

Аура Амулета Власти дает 50% сопротивляемости к ментальным атакам всем членам Клана, чьей твердыней является замок Рион.

Аура Амулета Власти дает +5% защиты от физических и ментальных атак всем дружественным силам, сражающимся бок о бок с вами (радиус действия 20 метров, плюс 1 метр за каждые пять уровней персонажа).

Тот, кто владеет Амулетом Власти, Кольцом Силы и Руной Знаний получает способность «Наследник Древних» (+10% к интеллекту, +10% к обучаемости, + 10% к силе воли).

Шанс успешной расшифровки древних манускриптов и изучения внекатегорийных заклинаний + 10%.

— Как ты себя чувствуешь? — встревоженно спросила Энея.

— Нормально. Получил новые способности. А ты как? Передохнула? Тогда пойдем. Скоро рассвет. Времени осталось в обрез.

— А куда, мы Алекс?

— Сейчас увидишь. Долго объяснять.

* * *

Мы вышли на улицу. Под утро заметно похолодало. Мрак сомкнулся еще плотнее, кое-где на земле выступил иней.

Я свернул к воротам.

— Будь наготове.

Едва мы пересекли границу локаций, как тут же резко потеплело, исчез черный туман, появились луна и звезды.

— Алекс! Последователи! — вскрикнула Энея.

— Вижу, — я вскинул руку с сияющим амулетом.

Духи последователей остановились. Они в замешательстве. Прекратили атаку, кружат неподалеку, не смея приблизиться, но и не решаясь отступить.

Внезапно со всех сторон к трем сущностям потянулись призрачные сгустки эктоплазмы. Ну ничего себе! От такой абилки реально становится не по себе! Оказывается, три главенствующих духа могут расти в уровнях, абсорбируя бестелесные сущности других магов и чародеев, погибших при штурме замка!

— Алекс, надо уходить!

— Нет подождем!

— Они же растут в уровнях!

— Но пока не агрятся… Видишь, как смотрят на амулет?

— Думаешь, они станут нам помогать? — усомнилась Энея.

— Сейчас узнаем.

И действительно: накачка сущностей завершилась. Один из духов подлетел ближе, принял образ старика с длинной седой бородой.

— Кто вы?! — глухо спросил он.

— Разве не видишь? — дерзко ответил я.

— «Амулет Власти» и «Посох Гидры» еще не делают вас истинными защитниками и владельцами Риона! Вы мародеры, потревожившие прах наших братьев!

— Тогда попробуй причинить мне вред! Ну, давай же!

Он попытался, но незримая сила остановила стремительный каст, — старик запнулся на полуслове, сгорбился, словно непомерный груз лег на плечи.

— Отпусти!.. — прохрипел он. — Скажи, что тебе нужно?

— Мы пришли чтобы освободить замок от темных. Но близится рассвет, а нам не пробиться к Камню Клятвы! — я импровизирую, проверяя наши с Энеей догадки.

— Истинный хозяин Риона использовал бы внутреннюю систему телепортов! — в голосе старика вновь прозвучало сомнение, подозрительность.

— Она не работает.

— Гм… — старик задумался. — Мы не можем пройти через ворота. Но, думаю, кто-то вынул магические кристаллы? — он пристально смотрит на меня.

— Наверняка у вас должны быть запасные!

— Пустышки. Разряженные пустышки. Они тебе не помогут!

— Так заряди их!

— Ты требуешь отдать нашу силу?!

— Разве вы не хотите обрести покой?

Старик невесело усмехнулся.

— Покой? Развоплощение ты называешь покоем?!

— Это лучше, чем бессмысленное прозябание в разрушенных стенах.

Он глубоко задумался, затем неожиданно кивнул.

— Мы дадим тебе камни телепорта и зарядим их. Но если не справишься, — берегись! — с этими словами он уронил на землю горсть кристаллов.

Миг, и призрачные потоки энергий потянулись к ним. Духи последователей исчезли.

Я наклонился, подобрал один из кристаллов.

Вы получили малый камень телепорта. Заряды 100/100 (перезаряжаемый).

Вы получили новый уровень.

Задание «Очищение» обновлено.

Дополнительно: Активируйте внутренние порталы замка Рион.

Дополнительно: Определите, какой из внутренних порталов ведет в Зал Клятвы.

* * *

В Зале Возрождения вновь сгустилась тьма. Крохотные язычки пламени дрожат в светильниках, черный туман струйками просачивается сквозь трещины в древней кладке и лишь сияние зоны респауна разгоняет мрак.

— Сюда, — я уверенно увлек Энею к стационарному порталу, подле которого возвышается покрытый древними рунами обелиск.

— Откуда ты знал, что Духи Последователей нам помогут?

— Наверняка не знал. Уверенность появилась после того, как они начали расти в уровнях.

— Прости, не понимаю?

— Это механика игры. Обычно квестовые НПС обладают запредельно высокими уровнями, чтобы игрок не смог их завалить ради собственной прихоти.

— Но мы ведь уничтожили духов, когда прорывались сюда, — напомнила Энея.

— Во-первых, не уничтожили, а отправили на короткое перерождение. Во-вторых, у нас не было предметов для выполнения задания. Как только они появились, духи мгновенно усилились. Кстати, интересный ход со стороны разработчиков, — мы добежали до обелиска. Пока Энея переводила дыхание я принялся изучать руны.

— Постоянно забываю, где нахожусь, — сказала она. — Мне кажется единственная реальность — тут.

— Ты еще неплохо держишься, — я отыскал ряд выемок, подходящих под форму кристаллов телепорта. — Когда появились голограммы повышенной плотности, вообще полная жесть творилась. Тогда это был небывалый уровень реализма. Веришь, пару раз выскакивал из кресла и бежал, обрывая шлейфы проводов, когда на меня вдруг выпрыгивал монстр.

— Ты драпал? — Энея улыбнулась.

— Ну да. От собственной консоли. Было дело. Дай-ка мне кристаллы!

— Держи. Помочь?

— Справлюсь. Покопайся пока в вирт-интерфейсе порталов.

— А как его вызвать?

— Просто сконцентрируй внимание на обелиске.

— Ага, получилось, — Энея притихла, ее взгляд потускнел, губы беззвучно шевелятся.

Я закрепил в слоте последний заряженный кристалл и присоединился к ней.

Ого. Каскады выпадающих меню, виртуальные кнопки, и везде надписи на древнем, без намека на перевод.

— Я запуталась.

— Ничего сейчас разберемся. Ищи знакомые символы в сочетании «камень» и «клятва». Давай разделим интерфейс. Тебе правая часть, мне левая.

— Хорошо.

Несколько минут напряженного визуального поиска дали результат. Среди обилия древних надписей нам удалось опознать одно из слов.

— Алекс, я нашла. Тут написано «Клятва». Но перед ним совершенно незнакомые символы.

Да, похоже мое задание, связанное с составлением древнего алфавита и изучением языка Ушедших, резко приобретает актуальность, выходит на первый план неотложных дел.

— Давай посмотрим. Подсвети, где это?

Одна из виртуальных кнопок приобрела зеленый контур.

Да, похоже это единственный вариант. Первое слово незнакомо, но оно повторяется на многих элементах управления. Скорее всего означает «Зал».

— Готова?

Энея кивнула, слегка побледнев.

Вы активировали систему внутренних телепортов замка Рион.

Определено место назначения: Зал Клятвы.

Задание «Очищение» обновлено.

* * *

Нас мгновенно переместило в огромный зал овальной формы. В отличие от других помещений донжона высокие сводчатые окна расположены тут не в одной стене, а по всему периметру. Значит, мы оказались у самой вершины скального пика?

Уже царят предрассветные сумерки. Времени осталось в обрез.

Мы с Энеей материализовались на внутреннем балконе.

Статуи героев прошлых эпох наполняют зал. Изваяния, выполненные в натуральную величину, облачены в ветхие одежды и потемневшие от времени доспехи. Холодный ветер врывается в оконные проемы, треплет лоскуты ткани, позвякивает металлом.

Неподалеку виден вход: выбитые тараном двери топорщатся обломками толстых досок.

Повсюду — следы жесточайшей схватки. Если верить положению изрубленных тел, здесь держала оборону Когорта Падших. Их атаковали воины и маги, не поддавшие темным чарам.

Эта битва происходит каждую ночь, но на сегодня она окончена. Несколько темных фигур бесцельно бродят по залу. Читаю их фреймы. Уровни 200+.

— Сюда, — шепнула Энея, прячась за парапетом[2] внутреннего балкона. Вниз сбегает широкая лестница. В центре зала на возвышении установлен оскверненный камень клятвы. Слабый гул исходит от него. Внутри прозрачного кристалла переливается сгусток тьмы.

Чуть выше, в ауре левитации, парит демон. Он дряхл, истощен — одна кожа да кости. Жизнь в нем едва теплится. Усохшее тело покрыто шрамами от множества порезов. Некоторые нанесены недавно, — черная кровь медленно выступает в них, собирается в тягучие капли, которые редко и неравномерно срываются вниз, впитываются в камень, отравляя души и помыслы тех, кто однажды произнес здесь священную клятву, подтвердив ее древним магическим ритуалом.

Это и есть источник проклятья замка Рион!

— Демон долго не протянет, — шепнула Энея. — Его можно убить!

— Не торопись, — я пристально слежу за воинами Когорты, которые вмиг отправят нас на перерождение.

— Алекс, скоро рассвет! Пусть мы пройдем через респаун, но проклятье будет снято!

— Не факт. Разве не видишь — демон при смерти. Думаю, его должны кем-то заменить.

— Неужели Криста — следующая?! — интуитивно предположила Энея.

— Думаю, да. Иначе почему ей не дали завершить схватку с тобой? Не она командует нежитью, это уже ясно.

— Но ведь Криста — игрок! Ее не могут удерживать тут насильно!

— Если только она не согласилась добровольно. Откуда нам знать, какие у демонов бывают задания? Может награда за выполнение соизмерима?

— Но это чудовищно, Алекс! Никто в здравом уме не пойдет на такие муки! Неужели ты позволишь…

На лестнице раздался шум. Пятеро воинов Когорты Падших, уцелевших при обороне зала, собрались вместе, недалеко от входа. Нас они пока не заметили.

В проем выбитых дверей вошел чернокнижник, — его я приметил еще накануне вечером. Следом появились личи. Под лязг доспехов и звон цепей, в зал втащили упирающуюся Кристу. Энея оказалась права. Может она и согласилась поддержать проклятье, наложенное на замок, но, поняв, что именно ей уготовано, передумала.

Чернокнижник мерзко усмехнулся. Еще бы. Семидесятый уровень. Он абсолютно уверен в своих силах, и твердо знает, — поблизости нет никого, способного нарушить его планы.

Вслед за личами в зал втянулась остальная нежить. Немного же их осталось!

Думаю, воины Когорты давно потеряли рассудок. Большинство из них убивает всякого, кто окажется в поле зрения, — одеяние чернокнижника порвано в нескольких местах, а его свита значительно поредела.

В глазах Кристы читаю растерянность и страх.

— Я не хочу! Не пойду! Отпустите меня!

— Ты приняла задание. Дала согласие, — даже не обернувшись, обронил чернокнижник. — Никто не изменит предначертанного. Замок Рион останется в нашей власти. Расступитесь! — рявкнул он на воинов Когорты.

Позиция, на мой взгляд, подходящая.

Через несколько минут взойдет солнце.

— Мы опоздали, Алекс… — горько шепнула Энея.

— Ничуть. Телепортируй нас к камню!

* * *

Хлопок телепорта прозвучал сродни неожиданному раскату грома.

Огромный кристалл даже не покачнулся, принимая мой вес, зато истощенного демона отшвырнуло в сторону, и очередная капля его крови растеклась по полу крохотной пузырящейся кляксой.

— Ты?! Ты все еще жив?! — чернокнижник вскинул руку, но не успел завершить короткий пасс: помешала Энея, вонзившая острие посоха в грудь истощенного демона.

Его короткий вопль эхом отразился от стен, заставив темного кастера отшатнуться.

Не теряя ни секунды, я припал на одно колено. Магия крови! Только ей можно очистить камень и снять проклятье.

Клинок с легкостью вонзился в прозрачный материал, и, вибрируя, задрожал. Мои ладони сжались на лезвии, кровь из глубоких порезов протекла по рунам, заставив их неистово вспыхнуть, достигла артефакта и впиталась в него, стирая мрак, порождая свет.

Чернокнижник взвыл и попятился. Он мгновенно осознал поражение: магическая связь разорвана, свет кристалла пульсирует, озаряет древний зал, с каждой секундой становясь все ярче, яростнее, чище…

— Убейте их! — он вскинул посох, указывая на нас с Энеей.

Задание «Очищение» — выполнено!

Вы сняли проклятье, наложенное на замок Рион!

Вы получили новый уровень!

Вы получили новую способность: «Узы крови». Теперь ваша судьба неразрывно связана с Рионом. Где бы вы ни находились, один раз в семь дней вам будет доступно мгновенное перемещение в замок.

Вы получили новую способность: «Префект». Отныне вы можете в любой момент призвать на помощь воина Когорты. Цена вызова 100% от полного запаса ментальной энергии. Длительность пребывания воина в этом мире: 30 секунд + 3 секунды за каждый ваш уровень.   

Вы получили новую способность: «Наследие». Теперь вам подвластны древняя магия крови, сосуществующая в тесной связи с природой, окружающей замок Рион. При использовании артефактов Ушедших открываются их скрытые свойства, недоступные для других.

Разблокирован интерфейс управления замком Рион!

Ваша репутация среди темных сил изменилась. Текущее значение: вражда.

Системные сообщения промелькнули и исчезли.

До восхода солнца осталось несколько минут.

Пятеро воинов Когорты по-прежнему отделяют нас от скопища нежити. Высокоуровневые бойцы очнулись от тысячелетнего наваждения, — пелена древнего проклятья больше не властна над ними.

Они одновременно рванулись вперед, нанося беспощадные удары, истребляя ненавистную нежить.

Когда первые лучи солнца озарили древний зал, все было кончено. Вдруг наступила глубокая тишина.

Воины когорты исчезли, осыпавшись прахом.

В светлеющем небе внезапно сформировался огромный хрустальный экран:

Новая сила пришла в этот мир.

Сегодня замок Рион стал оплотом Клана Черных Богомолов!

Все иные достижения меркнут перед этим подвигом, вернувшим к жизни твердыню, воздвигнутую Ушедшими.

Перед моим мысленным взором появилось еще одно системное сообщение:

Вы получили новое достижение: Экзорцист.

Известность + 500.

Доступно новое заклинание: Экзорцизм.

В радиусе 20 метров все призванные врагом создания получают критический урон магией света (20 единиц на каждый уровень персонажа), а те, что не превышают вас по уровням, будут мгновенно изгнаны без возможности повторного призыва в течение часа. Союзники, находящиеся под воздействием заклинаний контроля, освобождаются от них.

Духи либо призраки, не превышающие вас по уровню, мгновенно развоплощаются.  

Цена: потеря 10% от полного уровня ментальной энергии. Потеря 10% от полного уровня физической энергии. Потеря 10% от полного уровня hp.

Все значения вернутся к изначальным результатам через 30 минут. Помните: древняя магия может убить при ее частом применении!

Энея отпустила мою руку, медленно прошла меж павшими, отыскала Кристу, — та еще дышит, кожистые крылья распластаны по полу, грудь тяжело вздымается, взгляд помутился от боли.

Она присела рядом, что-то тихо прошептала.

Криста с трудом сконцентрировала взгляд, едва заметно покачала головой.

Энея не сдалась, попыталась наложить «исцеление», но золотистая аура сделала лишь хуже: кровь запузырилась на губах Кристы. Она приподняла голову, тихо прошептала:

— Милосердие… это слабость… запомни…

— Я такая, как есть, — на глаза Энеи навернулись слезы.

— Не надо… меня… жалеть… — Криста слабо улыбнулась разбитыми губами. — Респаун… — не смерть… — ее тело вздрогнуло, напряглось и обмякло.

Конец ознакомительного фрагмента.

Сделать предзаказ книги.

[1] Алекс и Энея находятся в группе. Опыт в данном случае распределяется поровну.

[2] франц. parapet, от итал. parapetto, от parare защищать и petto грудь — невысокое сплошное ограждение.


Меню
Меню
Меню