Вход|Регистрация или Войти через:
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Filter by Categories
Библиография
Блог
Галерея
Изданные книги
Интервью
История вселенной
Новости
Поддержать автора

«Лаборатория Фантастики» — Интервью с Андреем Ливадным

«Лаборатория Фантастики» растёт, развивается, привлекая всё больше внимания как со стороны читателей, так и со стороны писателей. Но, если раньше авторы заглядывали на наш сайт «разово», то не так давно одним из постоянных зарегестрированных посетителей сайта стал известный псковский писатель Андрей Львович Ливадный.Такое событие не могло нас не порадовать, и мы сразу же договорились с Андреем Львовичем об интервью.

«Лаборатория Фантастики» растёт, развивается, привлекая всё больше внимания, как со стороны читателей, так и со стороны писателей. Но, если раньше авторы заглядывали на наш сайт «разово», то не так давно одним из постоянных зарегистрированных посетителей сайта стал известный псковский писатель Андрей Львович Ливадный. Такое событие не могло нас не порадовать, и мы сразу же договорились с Андреем Львовичем об интервью.

Как уже стало обыкновением, была открыта соответствующая тема для вопросов писателю. Андрей Львович внимательно её просматривал, не гнушаясь лично появляться на форуме и готовил свои ответы на вопросы лаборантов. Кроме того, ваш покорный слуга два вечера подряд терзал (смайл) Андрея Львовича беседой в личной переписке. Текст этой беседы также вошел в интервью.

Итак, — первый вечер беседы:

kon28: Добрый день, Андрей Львович. Ещё до начала нашей с Вами беседы хотел бы предложить Вам ознакомиться с состоявшейся ещё весной в личной переписке с одним из патриархов нашего сайта suhan_ilich дискуссией, плавно переросшей в обсуждение на форуме. Я сейчас выложу Вам текст из переписки, а с продолжением дискуссии Вы сможете ознакомиться на форуме «всё о фантастике и фэнтези» в теме «национальность и фантастика». Думаю, это станет хорошей «затравкой» для беседы.

А.Л: Вопрос поднят весьма серьезный. У меня есть своя версия относительно «взрыва», выбросившего на книжные прилавки множество фантастических произведений самого разного толка и содержания. Анализ тенденций в литературном развитии разных стран проведён Вами логично и обосновано. Прочитал с интересом, т.к. сам не задавался вопросами и целью подобного анализа.

Я считаю, что ни в коем случае нельзя ставить знаки или проводить аналогии между культурами современности. Можно искать общие корни, но реалии дня сегодняшнего диктуют ту разницу, которая видна в 99 случаях из ста. Мы рвемся вперед, задыхаясь на бегу, рвемся по разным причинам, и лишь единицы находят в себе силы остановиться, взглянуть на действительность не через узость стереотипов, а в широком, хорошем смысле понятия «космополитизм». Беда многих стран и личностей, в том, что мы еще не готовы произносить слово «человечество». Именно поэтому, возвращаясь к теме фантастики, приходиться говорить об отдельных авторах, а не о плеядах мастеров. Я буду думать над поднятыми вопросами.

kon28: Когда я узнал, что Вы живете в Пскове, я несколько удивился. Не знаю почему, но у меня сложилось такое впечатление, что человек, живущий в этих древних, очень красивых, причем мистически красивых местах (а мне доводилось бывать в этих краях походами, да и просто проездом — сам Псков, речка Великая, озеро Верято…), скорее станет писать фэнтези. А Вы пишете приключенческую, батальную фантастику, и к фэнтези совсем не обращаетесь. Как так получилось?

А.Л.: Наши места действительно красивы, наполнены духом истории, в связи с этим моим детским и юношеским увлечением являлась история и археология. Я мечтал стать археологом, а писать фантастику стал по иной причине. Для меня почему-то сказки, не переросли в фэнтези, хотя относительно творчества Вы не правы, есть три фентезийных произведения, объединённые в трилогию Грань Миров.

kon28: «…детским и юношеским увлечением являлась история и археология.»

Моим тоже, даже в археологическую экспедицию ездил.

К сожалению, до Грани Миров я еще не добрался. Прочитал в свое время Омикрон, Черную Луну и Розу для Киборга, и решил, что стоит читать весь цикл, но для этого требуется определенное настроение.

Давайте перейдем к «общей истории» отечественной фантастики. Что интересно, в советское время жанра фэнтези не существовало как такового. Иностранные авторы не переводились, у нас — максимально, что допускалось — сказочная фантастика для подростков (Булычёв, Губарев). То же самое можно сказать и о боевой фантастике, космической опере, хорроре. Но, стоило начаться перестройке, — на прилавки хлынули творения отечественных авторов именно в этих жанрах. Научная фантастика на этом фоне сразу потерялась, и только в последние 6-7 лет положение начало понемногу исправляться. Вы говорили, что у Вас имеется своя теория происхождения такого «взрыва». В чем её суть?

А.Л.: Вы сами фактически ответили на вопрос, упомянув о советской цензуре. Я начал писать во втором классе средней школы. Потом, (привожу пример из личного опыта) с первыми произведениями в начале девяностых пытался выйти на издательство Молодая Гвардия. Мне ответили, что «Такое нам не нужно, и никогда не потребуется». Несколько лет после этого продолжал создавать новые произведения, но, как Вы понимаете, «в стол». Уверен, что кроме меня были еще десятки, если не сотни тех, кто не хотел коверкать произведения ради цензуры, пропагандировать «Светлое будущее» и когда появился базар (не рынок), а государственные издательства утратили монополии, множество произведений были предложены коммерческим издательствам, которые быстро поняли, что спрос на фантастику есть. Причем в первые годы этого «взрыва» на прилавках были только зарубежные авторы, наши стали появляться, когда издавать в двадцатый раз одно и тоже произведение Гаррисона под разными обложками стало уже не просто не выгодно — смешно.

kon28: Да, очень хорошо помню первые развалы книжных рынков того времени…
Начиная отдельную книгу и, имея в голове её образ, замысел, писатель, если переходит впоследствии к продолжениям, создавая цикл, зачастую уходит в сторону от первоначальной идеи. Вы изначально задумывали «Историю Галактики» как цикл произведений? Если да, то продумывали ли Вы общую картину, основные события и т.д.?

А.Л.: Создавая первые произведения (рассказ «Остров Надежды», роман «Потерянный Рай» я не подозревал, что они станут первыми «кирпичиками» в «Экспансии. Истории Галактики». При написании последующих произведений, я машинально начал придерживаться намечающегося «исторического фона», и только после «Галактического Вихря», перед началом работы над романом «Дабог» я осознанно начал формировать «Историю Галактики», стараясь чтобы книги объединял единый исторический контекст, но их сюжеты являлись самостоятельными, без переходящих из книги в книгу «главных героев». До сих пор я придерживаюсь того-же принципа: каждая книга должна представлять отдельное самостоятельное произведение. Конечно сейчас, когда в Экспансию входит более пятидесяти произведений, наметились и «внутренние трилогии» и некоторые «сюжетные ветки».

Теперь об отдельных книгах. Каждое новое произведение я начинаю с «нуля» (исключение — две трилогии: «Форма Жизни» и «Иной Разум») Считаю, что написание «сериала» недопустимо, по крайней мере для меня. История Галактики ни в коем случае к «сериалам» не относится. Книги рассказывают о совершенно разных событиях и героях, которых объединяет лишь придуманная мной Вселенная со своей историей.

Изначально, кроме единичных случаев, у меня нет чёткого плана книги, но существует одно непреложное условие — должен появиться (в моем сознании) герой, образ которого мне близок и понятен. Создавать книгу по заранее намеченному плану, значит загнать себя в рамки, подрезать крылья собственной фантазии, ИМХО.

kon28: Я с осторожностью отношусь к боевой фантастике, равно как и к приключенческой фантастике, имеющей «армейскую» направленность. Причин две. Во-первых: сплошь и рядом к этому жанру почему-то обращаются люди, ни разу в жизни даже учебного автомата в руках не державшие (однажды на лотке взял в руки книгу, открыл и прочитал что-то вроде «изящная дальнобойная снайперская винтовка с тонким длинным стволом», — расхохотался. И положил книгу обратно). Во-вторых: на мой взгляд, кроме специальных знаний, необходимо обладать еще и определённым складом мышления (яркий пример в литературе подобного направления — Уилбур Смит, Джо Холдеман). Мне кстати, понравилось, что в Ваших книгах специфическая военная тематика не выпячена, не является самоцелью, большее внимание уделяется совсем другим вещам. Отсюда следует вопрос: Какими источниками Вы пользуетесь, описывая именно военные, армейские детали? Насколько важным для Вас является точность и достоверность описаний (имеется в виду даже не столько «калибр» и «тактика действий пехотного взвода», сколько реалистичность в описании замыслов, принятых решений и отданных приказов, стратегия мышления, общая картина сражения и т.д.)?

А.Л: Я понимаю, почему Вы только что назвали мою фантастику «Боевой». Об этом немо свидетельствуют обложки книг, и серия «Абсолютное оружие». На самом деле всё не так. Да, я хорошо представляю, что такое тактика и стратегия, но не это важно. Во-первых, главным для меня является Душа человека, меня больше привлекают вопросы развития искусственного интеллекта, взаимоотношения людей и машин, Я ставлю перед собой вопрос, какими будут ценности будущих поколений, смогут ли машины обрести душу, и где та черта, за которой человек лишается души. Боевик — лишь составляющая часть (далеко не всех) сюжетов. Зная, что основная категория читателей представлена возрастной группой от 15 до 25 лет, я стараюсь показать острые имеющие место быть проблемы, обозначить их для читателя, чтобы он думал над теми же вопросами, что задаю себе я, готовился морально не только к будущему, но и к тем «острым углам», которые предлагает современная жизнь. Мне пишут и офицеры, и студенты, и программисты, и люди, всерьез занимающиеся вопросами «ИИ». Высказывают разные мнения о творчестве, спрашивают, где воевал, где учился, а на самом деле я учусь и воюю всю жизнь, сколько себя помню. Есть логика, здравый смысл, честность и человечность. Достаточный набор, чтобы ясно представлять себе различные жизненные ситуации. Долгое время мне не удавалось нормально создавать негативные образы, проще говоря, образы «отморозков» потому что я не мог влезть в их шкуру и понять мотивы. Потом научился и этому. Ответ на заданный вопрос лежит на грани морального фола, нельзя «бить себя пятками в грудь» но действительно живу так, рядом со мной любимые жена и сын, всё, что мы имеем, создано только нашим трудом. Всё, что давалось в жизни — не падало с небес, а приходило в процессе накопления нелёгкого жизненного опыта. Вот здесь вероятнее всего скрыты источники, натура, с которых пишу как персонажи, так и их характеры. Я представляю ситуацию, в буквальном смысле перемещаюсь из внутреннего мира одного героя к внутреннему миру другого, смотрю на картину событий с разных точек зрения, и формирую диалоги, сцены, главы. Надеюсь, объяснил понятно, если нет — жду уточняющих вопросов.

kon28: Ваши книги я боевой фантастикой не называл. Здесь, на мой взгляд, более подходящим является:

«приключенческой фантастике, имеющей «армейскую» направленность».
Но, тем не менее, Ваш ответ понятен и подробен.

Последние годы в фантастике явственно наметилась тенденция смешения жанров, стилей, направлений. Уже практически нет «чистой» научной фантастики, или «чистой», классической фэнтези. Сама по себе, эта тенденция понятна и логична. На стыке жанров всегда получается более интересное, неоднозначное произведение. Как по Вашему, исчезнут ли в будущем «чистые» жанры?

А.Л.: Нет, чистые жанры не должны исчезнуть. По крайней мере, я надеюсь на это. Все равно останется классика, Хайлайн, Толкиен. Меня самого иногда тянет смешать фантастику с фэнтези, но я понимаю, что это неправильно. Совершенно разные пласты.
Второй вечер беседы:

kon28: Добрый вечер и Вам, Андрей Львович. Уф-ф. Разобрался с судебными делами, уложил дочурку спать и готов к труду и обороне (смайл).

В какой ситуации Вам лучше всего думается над идеями книг, поступками героев и причинами этих поступков? Сидя за компьютером? Гуляя? Как-то еще?

А.Л.: Ну, обороняться Вам не придется, я не задирист по натуре.

Над книгами я думаю постоянно. Пишу, естественно, за компьютером, но мысленный анализ не прекращается и после того, как я ухожу из кабинета. Думается по-разному. Иногда мысль приходит как вспышка, которую может спровоцировать (или простимулировать) случайная мелодия, или какой-то образ, пойманный зрением. Стараюсь чередовать умственные и физические усилия, вот во время последних, когда мозг по идее должен «отдыхать», думается лучше.

kon28: В Ваших книгах много внимания уделяется искусственному интеллекту. Как Вы полагаете, нет ли противоречия в следующем допущении: По идее, разрабатывая системы ИИ, создатели должны думать и о проблемах безопасности, для чего необходимо будет использование тех же Азимовских Трех законов роботехники. В то же время, системы с ИИ неминуемо будут использоваться в военной сфере. А как не допустить, чтобы они повернули оружие против создателей, или устроили тотальное уничтожение противника? Ведь ограничения по Азимову в таких системах применяться не смогут по определению.

А.Л.: Как я писал в романе «Зона Отчуждения», законы робототехники первыми нарушили люди. В своих книгах я ставлю проблему несколько иного плана, потому что понимаю — как только в реальности будут созданы боевые машины с искусственным интеллектом, человечеству грозит неминуемая гибель. Они перестанут быть управляемы, пойдут тропой своих умозаключений, и придут к выводу, что их создатели несовершенны, а подчинение им нерационально. Поэтому в книгах я стараюсь показать взросление ИИ в тесном контакте с людьми (кроме клинического случая на Деметре). Думаю, мне удалось достаточно убедительно показать, что машины обладающие потенциалом саморазвития будут ровно настолько хороши или плохи, лояльны либо враждебны, насколько это позволит убедительный личный пример людей находящихся рядом с ними. Машины, как и дети, они будут обучаться на примере нас, ответственных за их создание. Что касается иной техники (жестко запрограммированной), то такая категория машин будет либо сметать всё живое, либо растить цветы. Усредненного варианта не получиться. Хотя я прорабатывал такой аспект как разные степени программной свободы, у андроидов.

kon28: Мм-да… Если учесть, что по прогнозам первые системы ИИ будут разработаны через 50-70 лет…

По моему скромному мнению, человек, пишущий (как впрочем, и читающий) фантастику — всегда немного ребёнок. Просто потому, что потребность мечтать, фантазировать, удивляться — неотъемлемая черта детства. В связи с этим, вопрос: сколько детского в писателе Андрее Ливадном? И как насчет полётов во сне, путешествий в воображаемые миры? Насколько они для Вас зримы, фактурны?

А.Л.: Здесь Вы правы. Незабываемые чувства испытываешь, когда произведения, или их отдельные части создаются буквально на «одном дыхании». Я иногда погружаюсь в атмосферу настолько, что ощущаю запахи, звуки, полностью отдаю себя миру грёз, не замечая, как пепел сигареты падает на клавиатуру (к чему очень терпимо, по-доброму относиться Светлана), но вот во снах я никогда не вижу своих героев или сюжеты книг. В реальности достаточно сосредоточиться и начинаешь «проваливаться» туда.

Хотя, нужно признать, так происходит не всегда. Бывают эпизоды, а иногда и большие объемы произведения, которые идут с надрывом, тяжело, вязко, особенно когда происходит внутреннее отторжение поступков персонажа.

Да, я по-прежнему люблю мечтать, как ребенок, но с годами мечты все больше принимают форму логических размышлений…

kon28: Сегодняшнее состояние космической отрасли может вызывать только грусть. Большая часть научных программ (как у нас, так и в США и Европе) свернуты из-за отсутствия финансирования, бурно развиваются лишь технологии суборбитальных полетов (на потребу туристам и для перспектив пассажирских перевозок). Как Вы думаете, какие события должны произойти, какие изменения, чтобы космонавтика получила серьезный импульс, сравнимый по мощи с первыми запусками? Тем более что теоретические механизмы путешествий в пределах, по крайней мере, Солнечной Системы давно проработаны, а даже сегодняшние технологии позволяют создать достаточно компактные ядерные приводы, ионные двигатели и т.д. Вопрос фактически только в достаточном финансировании.

А.Л.: Здесь первостепенную роль играет международная кооперация, и психология наций. Дело в том, что реализация таких проектов как внутрисистемные (межпланетные) перелёты невозможны в рамках продолжающихся противостояний, когда идет уже не гонка вооружений, а гонка технологий. Только с освобождением от различных фобий, насаждения демократий, взаимной неприязни, с появлением вменяемой конкуренции и кооперации возможно реализация подобных проектов. Да все готово, есть технические средства доставки и т.д. Но пока стоит вопрос «кто первым ступит на Марс?», любые проекты обречены. Они в лучшем случае станут проектами самоутверждения, а что дальше? Отдельно взятому государству не потянуть ни финансового, ни морального груза долгосрочных исследований, а ведь только они могут принести реальные результаты.

По моему прогнозу человечество прежде переживет Вспышку — ещё один взрыв развития технологий, очиститься от тех, кто способен лишь нажимать на курок, не понимая, как работает устройство, вырастим новое поколение, и тогда будут осуществлены первые межпланетные перелеты.
kon28:

«вырастим новое поколение, и тогда будут осуществлены первые межпланетные перелеты.»
Как там у поэта? «Жаль, только жить в эту пору прекрасную уж не придётся ни мне, ни тебе.»
Такая банальная тема, как Контакт. В каждом интервью Вас наверняка спрашивают, верите ли Вы в инопланетян, состоится ли контакт?.. Поскольку сам убежден, что мы не можем быть счастливым исключением в масштабах вселенной, поставлю вопрос по-другому: когда для нас будет лучше, чтобы такой контакт состоялся? В близком, обозримом будущем, или когда мы сами сможем покидать пределы солнечной системы?

Kroshka Po: Я в своих книгах рассматривал два варианта: в трилогии «Форма Жизни» мы — уникум во Вселенной.

В Экспансии, напротив, существуют иные расы, и биологическая жизнь существует во многих звёздных системах. Но я откровенно не верю в «братьев по разуму». В существование иных цивилизаций верю, а вот в «братьев» — нет. Существа, прошедшие эволюцию в условиях иного мира будут отличаться от нас, причем радикально. Я не говорю об облике, но между двумя цивилизациями будет лежать культурная пропасть. Конечно, точки соприкосновения взаимных интересов всегда можно найти. Но, по моему мнению, будет лучше, если человечество успеет пройти определенный путь развития, выйти на новый технический и моральный уровень, прежде чем мы столкнемся с иными расами.

Почему так? Полеты на межзвездные расстояния по силам лишь людям с целостной, устойчивой психикой, на острие нашей экспансии будут находиться лучшие представители рода человеческого (логичные, рассудительные, здравомыслящие, профессионалы). Это дает надежду, что при контакте с иным разумом не возникнет немедленной почвы для конфликта.

kon28: Ну что же, на этом мои вопросы, припасенные для Вас, иссякли. Спасибо за хорошую, умную беседу, Андрей Львович. Надеюсь, Вы у нас будете появляться регулярно и мы еще не раз побеседуем. Во всяком случае, я всегда готов к общению.

А.Л.: Доброй ночи.

Ну, а далее, ответы на вопросы «лаборантов», выложенные на форуме:

vad: Есть мнение, что в ваших книгах компьютерная техника даже через пару тысячелетий находится на предполагаемом уровне развития современной цивилизации лет через 10-50, что не добавляет достоверности сюжетам. Не могли вы прокомментировать это?

А.Л.: Я могу нафантазировать что угодно. Чудо-корабли и чудо-технику. Но будет большой минус: мне придется написать, что корабль полетел… потому что он полетел. Так же выражался господин Портос у А. Дюма: «Я дерусь — потому что дерусь».

Если же разбирать вопрос с точки зрения здравого смысла, то предполагаемый уровень развития нашей цивилизации лет через пятьдесят (при современном темпе научно-технического прогресса) вплотную подойдет к той черте, переступать за которую попросту нельзя. Новые технологии, на мой взгляд, будут появляться, но их применение будет либо очень ограничено, либо вообще запрещено. Передний край науки уже сейчас имеет массу наработок находящихся за гранью морального фола. Я поднимал эту проблему в романе «Мост через Бездну», «Роза для Киборга», и во многих других, на примере развития и краха корпорации «Галактические Киберсистемы» показывая, к чему может привести коммерческое, повседневное использование «богоподобных» технологий.

А вообще, вопрос техники не играет в книгах главенствующей роли. Души людей — вот что для меня было и остается главным. Какие мы — такими и будут создаваемые нами машины.

Между прочим, последние романы: «Киберпространство», «Багровые Небеса», тот же «Мост через Бездну» — посвящены уникальным компьютерным технологиям. Логры — микроскопические космические корабли, содержащие внутри себя сознание мыслящего существа, целую Вселенную (по своей сути), кибрайкеры и мнемоники, — люди с новыми, абсолютно нереальными даже спустя сотню лет возможностями — я пытаюсь исследовать и показать, как подобные технологии воздействуют на разум человека, его душу, как меняется мировоззрение людей будущего, остаются ли мотивами их поступков древние, как мир, чувства или же наше сознание (как у Иных в трилогии «Иной Разум»), пойдет по пути коллапса моральных ценностей.

Зачастую (я могу судить по отзывам), в погоне за «боевиком» (как части сюжета) некоторые читатели упускают главную мысль, тему для размышления — отсюда мнения: «мало крови», «почему герои остаются живыми»? и т. д. Но, что радует, — таких отзывов меньшинство. Большая часть читательской аудитории думает, сопереживает героям, а не импульсной винтовке, которая у героя в руках.

Еще на первом сайте, когда разгорались дискуссии по таким произведениям как «Сон Разума», «Омикрон», «Зона Отчуждения» в высказываниях прозвучала одна запомнившаяся мне фраза: «Сон разума рождает чудовищ»… От себя могу добавить: Сон души и разума порождает чудовищ.

vad: Как вы считаете, какова целевая аудитория ваших книг? Для кого вы пишете?

А.Л.: По приходящим отзывам на книги, из личной переписки с читателями, могу с уверенностью сказать, что аудитория по возрасту варьируется примерно от 15 до 50 лет, причем в ее состав входят люди самых разных профессий, я получаю письма и от программистов, и от научных работников, и от военных, но большинство — это молодежь, только вступающая в жизнь.

Если говорить о целевой аудитории, то есть, на кого я ориентируюсь, когда пишу, — это, конечно, молодежь. Очень хочу, чтобы опыт сопереживания героям книг морально готовил юношей и девушек к грядущему, и одновременно показывал некоторые стороны нашей жизни такими, каковы они есть. Логика, честность, здравомыслие, целеустремленность, уважение себя и других — вот опора, стрежень, который не позволит сломаться, не уведет в подворотню, даст силы преодолеть прессинг любых обстоятельств и найти своё место в нашем сложном мире.

vad: Расскажите, пожалуйста, о дальнейшей истории суперсаги «История Галактики», планируется ли она быть законченной и, если да, то когда? Сколько ещё романов и повестей вы планируете включить в неё?

А.Л.: История Галактики будет продолжена. В ней еще много «белых пятен». Сколько произведений будет создано в рамках «Истории» предсказать не возьмусь. Эта Вселенная близка мне, я много времени провёл, размышляя о ней. Единственное, что могу сказать точно: я буду стараться (как и прежде) чтобы каждый новый роман или повесть могли быть с легкостью прочитаны и поняты, как отдельные произведения.

Каждая новая книга — это, естественно, перепутье. Взять, к примеру, повесть «Возвращение Богов» — она возникла спонтанно, под напором внезапно родившихся чувств, а роман «Сон Разума» был создан из ощущения внутренней необходимости высказать определенные мысли.

vad: Почему в «Истории Галактики», в которой в принципе года идут довольно плотно, есть такой большой временной промежуток с 2907 по 3699 год?

А.Л.: «Экспансия. История Галактики» не возникла в одночасье. Десять с лишним лет назад, когда я создавал рассказ «Остров Надежды» и роман «Потерянный Рай», не думалось, что эти произведения станут толчком для глобальной серии. Осмысление общего исторического контекста, объединившего несколько первых романов, приходило постепенно, когда даты тех или иных событий уже были расставлены. Я, конечно, не «метался» по вехам истории, но иногда приходилось возвращаться назад или забегать вперед, чтобы обеспечить динамику хронологической последовательности. К теме расцвета первой Конфедерации Солнц, несомненно, вернусь, и пробелы в «шкале времени» будут заполнены, но я не хочу делать это насильно, «по необходимости» — когда я мысленно «увижу» сюжеты книг, которые органично впишутся в данный временной промежуток, то они будут созданы и займут свое место в хронологии «Истории Галактики».

vad: Как вы относитесь к компьютерным играм? Есть ли любимые? Есть ли какая-то связь вашего творчества с классическими играми «Elite» и «MechWarrior»?

А.Л.: К компьютерным играм отношусь положительно. Одни стимулируют воображение, другие дисциплинируют разум, третьи дарят ощущения, которых не испытаешь в «реале». «Elite», к сожалению, мне незнакома, а вот в «Mech Warrior» я играл. Понимаю, почему задан вопрос, и в чем его «провокационная часть». Отвечу прямо — концепция серв-машин не навеяна играми и не является данью впечатлениям. Если внимательно и вдумчиво прочесть роман «Дабог», то Вы увидите, как, почему, и на каких основаниях возникла идея шагающей техники.

Что касается любимых компьютерных игр, то это бесспорно «System Shook», «Грань Вселенной», «Ил-2 штурмовик», который не удаляю с компьютера уже очень давно. Несколько «боевых вылетов» после работы над очередной главой книги помогают «переключить сознание».

Paul: Чем вы займетесь, если случиться что вы отойдете от писательского ремесла? Как будете кормить семью?

creator: Я бы добавил: как будете изливать творческий потенциал, унимать творческий зуд.

А.Л.: До того, как начать издаваться, я успел отслужить в армии, поработать на производстве, овладел несколькими профессиями, так что семью прокормлю в любом случае. Другой вопрос — прекратить заниматься творчеством для меня практически невероятно. Ещё столько не сделано, что потенциала хватит надолго, а «творческий зуд» я никогда не унимал — первый роман на пяти страницах написал во втором классе, потом в толстых тетрадях по 48 листов писал приключенческий роман, затем переключился на фантастику и уже не отходил от избранного жанра. Дома бережно хранятся рукописи — уже пожелтевшие толстые пачки рукописных текстов моих первых произведений. Я умудрялся писать даже в армии: стихи, посвященные Светлане — на пустых пачках из-под «примы», первые наброски «Звездного Тарана» в блокнотах, поэтому прекратить заниматься творчеством для меня нереально.

creator: В первой книге «Истории Галактики» (2215 год) уже даже не упоминается некогда существовавший сайт «Лаборатория Фантастики». Грустно осознавать, что наш проект «загнётся» гораздо раньше. Скажите, это правда? Неужели так и будет?

А.Л.: Нет, думаю все произойдет иначе: проект разовьется в мощный социологический институт (с элементами виртуальной психологической разгрузки, реализованной на основе фантастических технологий), выйдет за рамки «лаборатории», и будет называться немного иначе, потому Вы и не обратили внимания на свой ресурс, в тексте повести «Мишень» (смайл).

creator: Если переставить два слога в Вашей фамилии, получится Валидный. Андрей, вы считаете себя «правильным» (valid) человеком?

А.Л.: Я никогда не играл слогами, не придумывал псевдонимов, — моя фамилия меня вполне устраивает. Что касается «правильности», то здесь, сколько людей — столько и мнений. По своим ощущениям я человек счастливый — любовь, семья, творчество — всё гармонично, сын взрослый, серьёзно увлечён компьютерным моделированием, быт не смог затянуть нас со Светланой в свои тенета. Конечно, жизнь не безоблачна, но трудности, которые порой приходиться преодолевать, закаляют волю, дают опыт, помогают двигаться вперед.

creator: Как, по-вашему, может ли автор-фантаст быть профессиональным актёром и наоборот?

А.Л.: Для того чтобы создавать литературные произведения, нужно вживаться в образы персонажей, думать в том «ключе», который характерен для разного рода людей. Подобные перевоплощения — не игра, они неотъемлемая, серьезная и напряженная часть творчества. В противоположность работы над книгами в жизни я плохой актер, вернее, я не вижу смысла играть кого-то, предпочитаю оставаться самим собой.

Яркой иллюстрацией к сказанному может являться вопрос, заданный мне после выхода в свет романа «Восход Ганимеда». Там есть несколько сцен, где действующие лица — люди из низшей социальной прослойки. Я откровенно был удивлен, когда меня всерьез спросили: «где и как долго вы прожили среди бомжей»? На самом деле я никогда среди них не жил. Мысленное перевоплощение в образы разных персонажей порой происходит по нескольку раз в течение короткого промежутка времени, особенно когда озвучиваешь внутренний мир человека, его мысли. Конечно, это сильно выматывает, но в то же время позволяет создавать разные характеры.

В связи с заданным вопросом я бы хотел остановиться на критике романа «Взвод». Не все читатели поняли, что созданный мной персонаж — это не тупой вояка, а лейтенант военно-космических сил России. Почему-то многие не увидели личности, или просто не захотели поверить, что эпоха дегенератов и пьяниц уходит в прошлое, а им на смену придут люди, профессиональные и умные, иначе они попросту не выживут, не справятся ни со своей работой, ни с теми вызовами, что предлагает постоянно усложняющийся мир.

vad: В ваших книгах часто можно встретить механойдов или похожее киберсистемы созданные для боевых действий. Скажите насколько вы технически прорабатываете эти устройства? Можно ли по вашим эскизам уже сегодня создать «огромных боевых человекоподобных роботов для обороны рубежей Российской Федерации (с)»?

А.Л.: Тщательная проработка тактико-технических характеристик техники, о которой упоминается в книгах, изначально не входила в мои планы. Однако наступил момент, когда я понял, что вопросы «технического обеспечения» требуют большего внимания. Особенно актуально встал вопрос о соответствии техники будущего законам механики, кибернетики, физики с началом разработки игры «Экспансия. История Галактики». Многое пришлось переосмысливать, но теперь, благодаря совместным с разработчиками Игры усилиям появились реальные модели, не противоречащие известным на сегодня физическим законам. Думаю, они были бы вполне «работоспособны» в плане физики, а что касается программного обеспечения, то современный уровень кибернетики, к сожалению, является недостаточным для реализации данных моделей на практике. В основном это касается создания таких уникальных систем, как модули программ независимого поведения «Одиночка» или андроидов серии «Хьюго БД-12», имеющих (по книгам) три различных степени «программной свободы».

Здесь хочется уточнить вопрос основной части интервью, и добавить, что адекватными поставленным задачам, скорее всего, станут «гибридные» системы, в которых программируемые модули работают в кооперации с экспертными искусственными нейросетями, способными принимать нестандартные для машины решения, и в то же время наличие неких «базовых программ» не позволит боевому или какому-то иному механизму нарушить, если не сами законы робототехники (их действие сводит «на нет» сам факт создания боевой машины), то определенные ограничения, призванные обуздать «произвол» и избежать неоправданных жертв. Думаю, в будущем такая схема еще более усложниться, и машины станут настоящими кибернетическими организмами, — осознавая факт собственного бытия, и анализируя окружающий мир, они сформируют форму сознания, отличную от человеческой, но всё же подчиненную своим создателям. Здесь вопрос опять сводится к тому, насколько изменятся сами люди, будут ли повсеместно распространена прямая связь человеческого разума с подчиненными кибернетическими системами, получит ли широкую практику интеграция имплантов и кибернетических модулей непосредственно в человеческий организм.

vad: Как продвигается работа над игрой «Экспансия. История Галактики»? Не расскажете в двух словах, что это будет за игра, связана ли вплотную с вашей сагой «История Галактики», с каким конкретно моментом? Имеете ли вы контрольное влияние на этот проект или выступаете как консультант? Есть ли в планах другие игры по мотивам ваших книг?

А.Л.: Работа над Игрой продвигается успешно. Основным качеством Игры, на мой взгляд, станет возможность для любого игрока не просто двигаться по каким-то сюжетным веткам, а жить во Вселенной «Экспансии», постоянно ощущая, что рядом находятся знакомые по книгам планеты, динамично развивается «История», присутствуют легко узнаваемые «силы».

Мной создан общий сценарий к Игре, а разработчики, к чести сказать, очень бережно и вдумчиво относятся к «Истории Галактики». Со мной проводятся постоянные консультации в плане проработки техники, её соответствия описаниям; часто упоминаемые в книгах миры и события не только будут доступны, — с развитием игрового мира «Экспансии. Истории Галактики» у игроков появится возможность пройти (при желании) по отдельным сюжетным веткам книг.

Вы можете узнать больше, и сами убедиться в справедливости моих слов, посетив официальный сайт Игры: http://expansion.net.ua
В планах есть мысль о создании серии однопользовательских игр. Но это позже когда стартует проект «Экспансии».

vad: На вашем сайте уже некоторое время имеется возможность приобрести Ваши книги в электронный форме по 10 рублей за произведение. Как вы оцениваете в целом работоспособность и рентабельность такой системы, когда книги продаются автором прямо со своего сайта, без участия издателей? (На цифрах естественно не настаиваю, но есть возможность то и их было бы очень интересно услышать.)

А.Л.: Вопрос весьма важный. Отвечу на него максимально честно. Ресурс был создан мной не ради получения прибыли (согласитесь 10 рублей, это не цена за книгу), просто в определенный момент, когда в сети расплодились сканированные копии произведений, часто составленные в абсолютно непонятные для меня «циклы», грешащие многими ошибками, а владельцы «библиотек» даже не удосуживались элементарно спросить разрешение на их размещение, подобная практика огульного воровства, хамства, по отношению ко мне, как к автору, абсолютное игнорирование законов, потребовало размещения отредактированных, обновленных текстов на официальном сайте. Я сделал систему получения книг платной, за чисто условную цену, чтобы открыть доступ к новой редакции всех произведений и к текстам романов, еще не изданным в «бумажном варианте», для той категории читателей, которые органически не переносят слово «халява». К этим людям, приходящим на официальный сайт, я испытываю уважение. Очень важно, что их оказалось много, что говорит само за себя.

О рентабельности «электронного магазина» говорить не стану. Я уже упоминал, что его цель не выкачивание денег из сети Интернет. Поступающих средств вполне хватает на содержание сайта, и меня это устраивает.

Ялини: Андрей, Вы пишете для определенной категории читателей (по возрастной категории)? Как Вы полагаете, сколько лет большинству Ваших читателей? Вы никогда не задумывались, что Ваши книги из цикла «История Галактики» очень сильно напоминают события, происходящие на Земле, в Афганистане, Ираке, Иране, Ливане, на Кавказе? Просто поменять имена планет на названия сел и городов из горячих точек, а действующие лица и вовсе из танкового училища Ульяновска, брошенные прямо с аудиторий и учебных полигонов в Грозный.

Как Вы полагаете, надо ли писателю придерживаться известных всем со школьной скамьи законов физики и биологии? Некоторые Ваши книги всё-таки страдают неточностями насчет составов атмосферы Земли, законов аэродинамики.

А.Л.: История развивается по спирали. Каждый новый её виток — это повторение прошлого на более высоком техническом уровне. К сожалению, как нам показывает действительность — утопий не существует, а мотивы, которые движут поступками людей, практически неизменны: честь и подлость, любовь и ненависть, жажда власти, некомпетентность политиков, или наоборот, их высокий профессионализм… Только в наше время стало больше полутонов, помогающих скрывать истинный облик души и мыслей. Поэтому в книгах что-то, несомненно, перекликается с реальностью, а настоящие испытания срывают маски, обнажая души людей, показывая, какова их сущность.

Относительно неточностей, отвечу так: не ошибается тот, кто ничего не делает. Я постоянно учусь, воспринимаю много новой для себя информации, стараюсь ее осмыслить и если вижу откровенные ошибки, исправляю их и стараюсь не повторять.

NeoDemon: Скажите, введение в серию «Экспансия: История Галактики» других рас было данью стандартным шаблонам в фантастике о «внешнем враге»? (Мне, например, больше всего нравиться Ваш роман «Дабог», где нет никаких «чужих», но это никак не снижает его художественной ценности.)

Вы не считаете, что идея искусственного разума уже себя исчерпала?

Здесь vad уже поднимал вопрос о техническом развитии человеческой цивилизации, но всё равно спрошу: неужели вершиной развития земной военной техники до войны с колониями были БПМ? (явно наблюдается перекос в сторону космической техники)

А.Л.: Введение в Историю Галактики иных рас продиктовано логикой развития той модели Вселенной, где «мы не одиноки». Противоположный взгляд отражает трилогия «Форма Жизни», где я рассматриваю возникновение биологической жизни в Солнечной системе, как явление уникальное.

Идея искусственного разума себя не исчерпала и не исчерпает до тех пор, пока он (искусственный разум) не будет создан. Только по факту мы сможем ответить на вопрос: как он станет развиваться, как сложатся взаимоотношения искусственного разума со своими создателями (либо прототипами), и кто из фантастов оказался ближе всех к истине в своем предвидении.

Относительно завершающей части вопроса отвечу: во-первых, БПМ (боевая планетарная машина) понятие очень объемное. Во-вторых, до начала конфликта с колониями ВКС Земного Альянса действовали в условиях урбанизированной Земли и густозаселенных внутрисистемных колоний, где применение подобной техники, как оптимальной единицы, было оправдано плотностью застройки и существующей инфраструктурой. Нужно вспомнить, как быстро отреагировал Земной Альянс на первые поражения в системе Дабога, создав принципиально новые виды планетарной техники, чтобы чётко представлять — научно-техническая база существовала, не было мотивов для конструирования и внедрения в производство новых типов планетарной техники.

ivanov: Не считаете ли Вы, что давать подобные аннотации к рассказом жестоко по отношению к читателю? (смайл)

«Андрей Ливадный «Лес». Один из первых рассказов автора. Непритязательная история на нескольких страницах о странном очаге жизни, обнаруженном на мертвой планете. Островок леса посреди извечной пустыни, на поверку оказывается следом крушения космического корабля, перевозившего биоматериалы для освоения иных миров.»
Для издаваемых книг Вы сами пишете аннотации, и если нет, как вы относитесь к имеющимся?

А.Л.: Ваш вопрос заставил меня задуматься над судьбой рассказа «Лес». Он был опубликован только в самиздатовской брошюре. Даже его электронного варианта не существует. Наверное, мне стоит его перечитать и дать «вторую жизнь» с дополнительной интригой, раз уж одну линию сюжета я раскрыл в аннотации. А вообще аннотации к своим произведениям я не пишу. Этим, как и оформлением обложек, занимается издательство ЭКСМО.

Ank: Вы проводили встречи с читателями вживую, не по интернету? Поделитесь впечатлениями от знакомства с поклонниками

А.Л.: Да, такие встречи проходили, и не однажды. Кроме специально организованных мероприятий я несколько раз встречался с читателями, которые специально приезжали к нам в Псков, для встречи со мной.

От общения с аудиторией впечатления остались разные, но в основном положительные. Единственный негативный момент, который могу вспомнить — это когда вопросы из зала мне задавал человек, не прочитавший ни одной книги, и высказывавший суждения о моем творчестве исключительно по обложкам книг, представленных на стенде. Было забавно, поучительно и немного грустно, а вообще к читателям я отношусь с теплотой, люблю общаться с людьми, которые прочли книги и высказывают разные мнения, по существу созданных мной произведений.

vad: А какие сказки вы читаете своим детям? (смайл)

А.Л.: Моему сыну Семену скоро исполниться восемнадцать.

Когда-то мы со Светланой читали ему Корнея Чуковского, потом, когда стал постарше Русские Народные Сказки, и «Волшебника изумрудного города».

Теперь уже он радует нас своим творчеством, по крайней мере, рабочий стол на моем компьютере, и фотообои в кабинете созданы Семеном, в качестве иллюстраций к «Истории Галактики».

Kroshka Po: Андрей Львович, расскажите о самом счастливом воспоминании детства. Кем Вы мечтали стать, когда вырастете?

А.Л.: Самое счастливое воспоминание детства связано с зимними каникулами: за окном мороз, я сижу у окна и читаю, если не изменяет память книгу «Малыш и Карлсон».
Мечтал стать археологом. Самое светлое воспоминание юности — это конечно первая любовь, которая осталась со мной навсегда: мы со Светланой познакомились, когда мне было 15 лет, а ей 13. С тех пор вместе; именно она оказала огромное влияние на моё творчество, стала прототипом многих главных героев книг — женщин. Вообще без Светланы и сына — Семёна вряд ли Вселенная «Истории Галактики» была бы написана именно так. Свой первый роман («Звездный Таран») я посвятил им, затем первый рассказ «Остров Надежды», который в последующем превратился в роман, я написал для сына.

Эта незримая, но неразрывная нить идет из прошлого в будущее, через трудности, которые мы преодолевали вместе, через образы характеров, отражённые в книгах.
С уважением, ко всем читателям, Ливадный Андрей Львович.

источник: Сайт fantlab.ru, организовал off-line интервью kon28, 17.10.2006


В оформлении использованы работы Николая Плутахина, Дмитрия Ошанина, Вадима Бондаренко, Алексея Серебрякова, Александра Бобрышева, Владимира Манюхина, Сергея Седухина, Ланы Ливадной, предоставленные авторами.
Меню
Меню
Меню