Вход|Регистрация или Войти через:

Neyr-3_sait

Андрей Ливадный.

Нейр.

Книга 3

Алчущие.

Глава 1.

Хрустальная Сфера. Стартовые локации…

 

На рыночной площади Агриона немноголюдно. Сегодня нет наплыва игроков, но у компьютерных персонажей своя жизнь, — торговцы наперебой нахваливают товар, вдоль оружейного ряда, тяжело опираясь на клюку, ковыляет сгорбленная старушка. Она что-то бормочет себе под нос, не забывая поглядывать по сторонам в вечном поиске новичков: за пару медных монет нищенка охотно выдает социальные задания.

Порывом налетел ветер, закрутил пыль невысоким смерчем, сорвал с одиноко растущего дерева ворох желтых осенних листьев, — медленно кружа, они упали на булыжную мостовую.

Всё, как обычно, за исключением холода в груди и отряда хай-левелов, спешившихся у таверны.

Патруль городской стражи крайне обеспокоен их появлением. Офицер и двое копейщиков прохаживаются неподалеку, искоса поглядывая на усталых воинов, взмыленных коней и без толку суетящегося хозяина постоялого двора.

Воины из отряда Уайта мне незнакомы. Особого внимания заслуживает их экипировка: в ней нет привычного футуризма, — громоздких и зачастую бесполезных элементов, присущих фентезийной броне. Обычно отряд высокоуровневых игроков выглядит пестро, каждый старается выделиться, сообразуясь со своими финансовыми возможностями, ну и значениями силы, разумеется. Говоря проще: если игрок способен таскать на себе центнер богато украшенного металла, — он так и поступит.

Впрочем, надежные пластинчатые доспехи с элементами кольчужных вставок привлекают не меньше внимания, прежде всего своей лаконичной практичностью. Котта, — специальная ткань, призванная предохранять металл от нагрева солнцем, а также защищать от дождя и грязи, сейчас болтается лохмотьями, свидетельствуя: отряд недавно побывал в жестокой схватке.

Незначительные на первый взгляд детали складываются воедино, не давая отмахнуться от нескольких оброненных Уайтом фраз. Например, такая «оптимизация» снаряжения наверняка является данью нейроимплантатам.

Выходит, мой кошмар все же не был сном?! Мы с Энеей действительно угодили в самое пекло проводимого корпорацией эксперимента и не выдержали запредельной нагрузки на рассудок?!

Не верю. Не хочу верить! Агрион выглядит, как обычно. А уровни Уайт вполне мог прокачать за деньги, — с его возможностями нанять «драйвера» и за пару дней вырваться в «топ-100», вообще не проблема.

Вот только зачем ему лгать, сказав, что со дня нашей последней встречи минуло несколько лет? Знаю, он дорожит отношениями с дочерью, и вряд ли станет так зло и глупо шутить.

Холод в груди все сильнее. Мне нужен однозначный ответ! Какое-то весомое и неоспоримое доказательство!

Капитан городской стражи выглядит незнакомо. Когда его успели сменить? Прошлого я знал в лицо.

Старушка поравнялась с патрулем. Обычно она не задерживается подле НПС, ее интересуют только начинающие игроки, но сейчас зачем-то остановилась. Офицер явно этого ждал, — наклонился к нищенке, передал ей что-то небольшое, продолговатое, завернутое в тряпицу, кивком указал в направлении лотков, где торгуют алхимики.

Она молча развернулась и поковыляла туда.

Подле торговцев зельями всего один покупатель. Рога девяносто второго уровня. Никнейм не могу прочесть, у него прокачана «скрытность», а вот аватар знакомый! Да это же Хайлиг! Тот самый «пекашник», с которым мне дважды пришлось пересекаться не при самых лучших обстоятельствах!

Последняя наша встреча состоялась несколько дней назад (исходя из моих субъективных воспоминаний). Тогда у него был всего лишь тридцать пятый уровень.

Я решительно направился к нему, по пути обогнав старушку.

— Привет. Зелья понадобились? — риторическим вопросом привлекаю внимание.

— Алексатис?! — он криво усмехнулся, мгновенно меня узнав. — За тобой должок, помнишь?

Разница в уровнях у нас теперь огромная. Здесь, конечно, «безопасная зона», но рога злопамятен. Может и напасть.

— Два центнера каргонита? Помню, конечно. Все еще хочешь их получить? — ломаю ситуацию, надавив на алчность.

Хайлиг не против. Злобу придержал, с недоверием спросил:

— Ты чего сегодня такой наглый и щедрый? И вообще, куда пропал вместе с замком? Весь сектор объявили закрытым. Работало убогое «зеркало», но тобой там и не пахло.

— Искал?

— Ну, а как ты думал? Вы «Воронов» прессанули, и мне из-за этого несладко пришлось. Едва ноги унес. А на следующий день меня залогинило в другой регион!

— Без объяснений?

— Была какая-то отмазка от админов. Мол, приносим извинения, в связи с техническим сбоем кластер Агриона временно изолирован. Два клана — твой и «Воронов» — как в воду канули. Ну не странно ли?

— Странно — не то слово. Один вопрос: ты через нейроимплантат коннектишься?

— Ну, а как же? Без них теперь никуда, — Хайлиг сплюнул. — Ты же вроде не нуб, а такие вопросы задаешь… — он снова напрягся.

Не поверите, — мне стало легче. Исчезла неопределенность. Как бы там ни было, — мы с Энеей живы и снова в «Хрустальной Сфере». Это главное. С остальным — разберемся.

— Ну, чего завис? По старым долгам платить будешь? — рога нетерпелив, осознает беспроигрышность ситуации. Если не получит каргонит, так хоть ненависть свою накормит: прибьет меня и уйдет в «невидимость», — ему не привыкать.

Ответить я не успел. С нами поравнялась та самая старушка:

— Добрый господин, помоги бедной женщине, — обратилась она к Хайлигу.

— Я тебе не нуб, социалкой перебиваться, — грубовато отмахнулся от нее рога.

Нищенка конечно же расстроилась. Дальше не пошла, остановилась, опираясь на клюку, и, сделав вид, что переводит дух, едва слышно посетовала:

— Никто мне бедной помогать не хочет… А может правы они?.. Ох только зачем мне это?.. Ну зачем?..  — она вдруг выхватила из складок одежды кинжал и резким, совсем не старческим движением с силой вонзила его в горло Хайлигу.

 

* * *

 

Дальше началась абсолютная «жесть».

Из раны в горле Хайлига вдруг выплеснулся знакомый мне сизый туман, потек струйками нейрограмм, окутывая старушку, торговца зельями, и еще нескольких НПС, случайно оказавшихся поблизости.

— Алчущая!!! — зычно выкрикнул воин из отряда Уайта и, не колеблясь, метнул в нее тяжелое копье.

Нищенку пригвоздило к прилавку, снова плеснула мгла развоплощенной личности, — нейрограммы дымчатыми росчерками потянулись к оказавшимся поблизости НПС, вливаясь в них, заставляя оцепенеть.

С зубчатой городской стены шумно взлетела стая воронья.  Мне показалось, или там промелькнули сгорбленные фигуры арбалетчиков?!

Жесткий сбой виртуальной реальности с каждой секундой набирает силу внезапного и явно неподконтрольного разработчиками ивента.

Плеснулась паника. Торговцы, покупатели, случайные прохожие и просто зеваки, — все бросились врассыпную, опрокидывая лотки. Нас с Энеей (она с отцом стоит на ступенях магистрата) мгновенно разделила толпа, однако Уайт не растерялся, передал дочери щит, а сам выхватил меч, острием указал на капитана стражников и уверенно выкрикнул:

— Это Жнец!

Тем временем НПС, инфицированные нейрограммами Хайлига (скажем прямо: далеко не лучшего представителя рода человеческого), очнулись от ступора. Нетрудно догадаться какие помыслы овладели ими, когда осколки личности закоренелого Player Killera изменили модель их поведения.

Агрион — стартовая локация. Низкоуровневых персонажей тут хватает, даже когда нет большого наплыва пользователей. Кстати, никто из игроков не поддался паническому порыву, — они с интересом осматриваются, воспринимая роковые события, как случайный сбой.

— Берегитесь! — крикнул я, заметив, как мигнул фрейм местного бакалейщика. В нем внезапно появилось стилизованное изображение черепа, окрашенного в алый цвет. Ни секунды не задумываясь, благодушный горожанин метнулся к прилавку оружейника, схватил подвернувшуюся под руку «утреннюю звезду» и беспощадным ударом отправил в респаун оказавшуюся поблизости хрупкую девушку-мага.

Другим игрокам повезло меньше. В нескольких местах взметнулась зловещая сизая мгла, но городские стражники почему-то не обратили внимания на творящееся вокруг.

Получив подкрепление, они кинулись на воина из отряда Уайта, — того, что метнул копье. Повинуясь законам виртуального мира, его фрейм полыхает красным. Теперь каждый добропорядочный обитатель «Хрустальной Сферы» обязан отправить провинившегося на перерождение, откуда он вернется с понижением уровней и без дорогих предметов экипировки. Рыночная площадь считается «безопасной территорией», а старушка являлась квестовой неписью, — на такого рода персонажей лучше вообще руку не поднимать. Возраст и внешность тут роли не играют…

— Алекс, убирайся оттуда! — крикнул Уайт, отбиваясь от троих стражников, не уступающих ему в уровнях. Вот теперь я верю: он прокачивался сам! Достаточно одного беглого взгляда, чтобы исчезли любые сомнения. При наличии нейроимплантата рисунок боя радикально меняется, мне ли этого не знать!..

Кстати, рубится он классно! Щит отдал Энее, меч перехватил двумя руками, увеличивая силу удара и наносимый урон, атаки копейщиков не блокирует, с завидным хладнокровием уклоняется от резких жалящих выпадов.

Один из стражников потерял терпение, рванулся вперед, начиная отработанное «комбо», за что и поплатился: Уайт перерубил древко его копья, толкнул обезоруженного противника плечом, — тот споткнулся и покатился вниз по ступеням широкой лестницы.

Двое других отшатнулись, прикрываясь щитами, но широкий взмах меча достал обоих, выбил из равновесия, заставив ослабить блок, — я невольно затаил дыхание, ожидая добивающего выпада, но нет, — Уайт предугадал контратаку, резко отпрянул, так, что наконечники копий лишь царапнули по пластинам брони, и лишь тогда нанес еще один мощный, размашистый рубящий удар, — все это слилось в единую связку движений.

Тела стражников мешковато скатились по ступеням магистрата.

— Арбалетчики! — вскрикнула Энея.

Уайт не растерялся, успел подхватить щит, оброненный копейщиком, резко припал на одно колено: тяжелые «болты» с глухим стуком вонзились в древесину, обтянутую толстой, грубой кожей.

— Уходи! — глухо приказал он дочери. — В магистрат!

В моем интерфейсе появилось сообщение:

Фридрих Уайт приглашает вас в группу.

Жму «принять». Мгновенно активизировался боевой чат.

— Арбалетчики на стене! Жнец выходит на площадь! Добейте стражников и ждите моей команды! Алекс, не тормози! Выбирайся оттуда!

Только сейчас я обратил внимание на капитана стражи. Он неузнаваемо изменился, стал выше ростом, шире в плечах. Глаза пылают. Доспехи потемнели, с них отлетают чешуйки окалины, словно металл успел переродиться в неведомом горниле.

Жнец. Уровень 200.

Площадь стремительно пустеет. Арбалетчики продолжают стрелять: теперь их жертвами стали НПС, случайно завладевшие нейрограммами. Их истребили быстро, методично и беспощадно. Ума не приложу, зачем?

Впрочем, ответ не заставил себя ждать. Сизый туман стелется вдоль земли. Жнец уверенно вступил в его границы, и мгла всколыхнулась, будто живая, окутала его, закручиваясь медленным, неторопливым смерчем.

Вы наблюдаете процесс абсорбции[1] нейрограмм.

Лаконично, но в принципе понятно. Жнец поглощает фрагменты личностей убитых на площади игроков. Жуть в том, что люди погибли в обоих мирах. Почему так произошло, я могу лишь догадываться.

Помешать алчущему нереально. Мгла нейрограмм уже окутала его, просачиваясь под доспехи, а двухсотый уровень противника не оставляет ни малейшего шанса прервать процесс, даже если навалимся скопом…

Стих лязг оружия. Воины из отряда Уайта без особого труда разделались со стражниками, местные неписи разбежались, и лишь хозяин таверны (имени не помню) стоит у входа в заведение, — бедняга оцепенел, глаза вытаращены, побелевшие пальцы вцепились в поручень деревянных перил.

Я единственный, кто волей случая остался на площади. Спрятался среди перевернутых лотков, слежу за алчущим и одновременно поглядываю на арбалетчиков. Их с десяток. Ведут себя странно: стрелять прекратили, выпрямились в рост, выглядывают в прорези между зубцами стены, взгляды безумные, во фреймах — пиктограмма неизвестного бафа.

От Жнеца плещет волнами жара. Его обугленные доспехи мерцают, черты лица искажены, губы потрескались, волосы сгорели и осыпались пеплом.

Сизая мгла почти исчезла, — он полностью впитал ее, теперь лишь зыбкое марево окутывает зловещую фигуру, да дымятся, готовые вот-вот вспыхнуть, разбросанные повсюду деревянные ящики.

Внезапно начались метаморфозы. Жнеца выгнуло в судороге, кожа покрылась рябью искажений, его уровни стали хаотично меняться, впрочем, как и облик!

Старик. Девушка-маг. Молодой воин. Торговец пряностями, — лицо алчущего теперь похоже на расплавленный воск, из которого сумасшедший скульптор с неуловимой для взгляда скоростью вылепливает гротескные образы, и тут же сминает их…

— Начали! — резанул по нервам хлесткий, неожиданный приказ Уайта.

Он спятил?!

Слова, будто сжатая пружина, бросили пятерых темных рыцарей навстречу атипичному мобу.

А они свое дело знают, да и поднаторели не только в воинском искусстве: «цепь молний» хлестнула по арбалетчикам; в голову алчущему впились отравленные стрелы, закрутился счетчик получаемого им периодического урона, взламывая булыжную мостовую, проросли побеги цепких лиан, обвившие ноги врага, а воины Уайта, на бегу сменив наборы оружия, уже окружили его.

Тем временем, хаотичная смена уровней Жнеца перешла в их закономерное падение. Вобрав в себя личности начинающих персонажей, он потерял уникальные способности, стал слабее и медлительнее, — движок «Хрустальной Сферы» заново пересчитал каждую характеристику «атипичного моба», — знаки вопроса в его фрейме сменились на цифру «98», полоска жизни рывком сократилась, но опытные бойцы из отряда Уайта не изменили тактику, не позарились на легкую добычу.

Двое из них, вооруженные тяжелыми щитами и длинными копьями с металлическими древками, провели серию мощных атак, снесли алчущему половину «hp» и сразу же перешли в глухую защиту, блокируя ответные удары.

Тем временем еще один рыцарь, вооруженный двуручным мечом, зашел со спины и точно рассчитанной связкой ударов вогнал противника в состояние «станлока»[2].

Все. Сейчас последует мощное добивающее комбо…

Жнец неожиданно взревел, преодолевая оцепенение, разрывая опутавшие ноги лианы.

Едва тлеющий индикатор его «жизни» мгновенно восполнился, во фрейме вновь появилась цифра «200», сокрушительный круговой удар смял металлические щиты, сбив воинов с ног, но алчущий не остановился, — черный двуручный меч снова вычертил гудящую окружность, на этот раз ниже, взрывая щепой опрокинутые прилавки, подрубая ноги попытавшимся встать воинам.

Через миг аватары пятерых темных рыцарей исказились, потускнели и растаяли в воздухе!

Он «слил» их! Отправил в респаун двумя сокрушительными атаками!

Говорил же мне Уайт: убирайся с площади…

Жнец медленно обернулся. Его облик стабилизировался, глаза источают призрачный свет.

Воздух перед ним сгустился, принимая вид полупрозрачной арки. Внутри нее сверкнули огненные прожилки, раздался негромкий хлопок, всклубился багряный туман.

Жнец шагнул в него и исчез.

* * *

Тлеют разбитые ящики. Рыночная площадь похожа на опустевшее поле битвы: вопреки правилам большинство аватаров не исчезли в момент гибели персонажей, — лежат, нашпигованные арбалетными болтами, среди перевернутых лотков и разбросанных по булыжной мостовой товаров.

Со стороны таверны доносится нервное ржание испуганных лошадей. Легкий ветерок несет смрад обугленной плоти, — цепь молний не только покончила с арбалетчиками, но и подожгла деревянный навес стены.

Фридрих Уайт окинул тяжелым взглядом панораму учиненного погрома, подобрал оброненный шлем и сел на ступени магистрата, низко опустив седую голову.

— Пап, что происходит?! — к нему подбежала Энея. — Как ты вообще тут оказался?!

— Искал тебя.

— Но мы виделись всего несколько дней назад! — с недоумением сказала она.

— Нет. Ты ошибаешься. Прошли годы.

— Такого не может быть! — воскликнула Энея.

— Отец говорит тебе правду, — вмешался я.

Она обернулась, взглянула с укором:

— Алекс, ну хоть ты не начинай, ладно? Мы же вместе были в библиотеке!

— Энея, у меня есть доказательства.

— Ну? Я хочу их услышать!

— Не здесь. Надо вернуться в замок.

— Алекс прав, — поддержал меня Уайт, хмуро глядя на невзрачные тряпичные узелки, оставшиеся после гибели темных рыцарей. — Тут небезопасно.

— Твои бойцы возродятся?

— Дымки нейрограмм я не видел, значит выдюжат.

— Вещи собрать? — спросил я. — Или дождемся респауна? Где точка привязки у твоей группы?

— Далеко. В соседнем кластере. — Уайт встал, опираясь на меч. — Так быстро они не вернутся. Понадобится несколько дней, чтобы снова прорваться сюда. Узелки пусть валяются, в них все равно ничего толкового нет. Шмот у нас именной, зачарованный от краж, и на месте гибели не остается. Уже обжигались — каждая вещь со статами, а их нелегко добыть.

Энея изменилась в лице. Могу поспорить, раньше ее отцу не был свойственен геймерский сленг.

— Не будем задерживаться, — подытожил я. — Уходим телепортом в наш замок. А там уже спокойно поговорим.

— Давай от таверны портал откроем, — попросил Уайт. — Лошадей бросать жалко. Да и в седельных сумках есть кое-что ценное.

— На площади кастовать нельзя. Опять стража сбежится.

— Тогда пошли на задний двор старого магазина Димиана, — предложила Энея. — У меня есть ключ от ворот.

* * *

Зал Возрождения замка Рион встретил нас глубокой тишиной.

Удерживая под уздцы двух лошадей, я привычно огляделся. Портал охраняют высокоуровневые НПС из числа замковой стражи. Они бесстрастны и молчаливы.

Свет факелов играет тенями. Холодное зеленоватое сияние зоны респауна преломляется в драгоценных камнях, которыми инкрустированы древние барельефы.

На душе потеплело.

Сара — высокогорная рысь, которую мы с Энеей привезли с собой из недавнего путешествия в Лазурные Горы, мягко ступая, появилась из сумрака. Во взгляде зеленых глаз — напряженное ожидание. Питомица, оставшаяся без хозяйки, часто приходит к порталу, в надежде, что через него однажды пройдет юная дроу.

Мы не знаем, что случилось с Лиори и Кимберли. Они загадочно исчезли, вместе с мастером Юргом.

Рысь прижилась в замке, но особой привязанности ни к кому не выказывает. Гуляет сама по себе, где и когда захочет. Даже Летмиэль не в силах объяснить, как ей удается преодолевать многочисленные магические барьеры.

Кстати, она снова подросла в уровнях. Еще бы. Каждую ночь уходит в топи, а утром под воротами Риона мы находим ее добычу. Пару раз приносила полуживых гоблинов, осложняя и без того напряженные отношения с болотными племенами.

— Сара, привет, — Энея погладила ее.

Рысь нервно уркнула, обнюхала Фридриха Уайта, ткнулась лбом мне в колено, отбежала в сторону и разлеглась на полу.

Вспыхнули охранные магические печати, распахнулись высокие входные двери, дневной свет хлынул в проем.

Слуги из нанятого мной персонала замка забрали лошадей, чтобы увести их в конюшни, следом появился Летмиэль.

Уайта он помнит. Взгляд эльфа крови вспыхнул сдержанным любопытством, ведь для него тоже прошло лишь несколько дней с того момента, как отец Энеи побывал тут.

— Какие новости? — спросил я.

— Тревожные. Вернулись эльфы, которых вы отпустили повидать семьи. Их поселения разорены. В лесах гибнет все живое.

— Причину узнали?

— Нет. Они привели с собой беженцев, но я пока не успел их расспросить.

— Устрой всех. А что Стражи Сумрака?

— Воины пустыни тоже не нашли следов своего народа. Только несколько давно покинутых стойбищ.

— Я позже с ними поговорю. Еще что-то?

— На подступах к топям замечен рейд клана «Воронов». Не меньше двухсот человек.

— Они пересекли границу болот?

— Пока нет. Встали лагерем в одном дне пути от Сычевой Пади.

— Удвой караулы на стенах. Передай Арчибальду, пусть вышлет разведчиков. Нас не беспокоить, пока сами не разрешим.

— Будет сделано.

Я обернулся к Уайту:

— Передохнешь с дороги?

Он отрицательно покачал головой. Новости его явно встревожили.

— Давайте сразу расставим все точки на «i». Боюсь, время не на нашей стороне.

* * *

Будущее…

Я никогда не задумывался, каким именно оно станет? Грянет ли внезапно, или будет долго тлеть у черты, на грани новых открытий, способных вмиг изменить жизнь миллиардов людей?

Но оно именно грянуло, и кто же мы теперь? Фантомы, чьи тела навечно заточены в инмодах, под опекой систем жизнеобеспечения?

Я встретился взглядом с Энеей и слова вдруг застряли в горле. Смогу ли рассказать ей правду?

— Не надо щадить мои чувства, — она села в кресло, взглянув на меня, затем на отца.

Красивая, юная, проницательная, но очень бледная и напряженная, — никогда раньше не видел ее такой.

— Я хочу знать, что происходит. Давайте, выкладываете все, без утайки. Как-нибудь выдержу.

— Уверена? — вопрос в устах Уайта прозвучал отнюдь не риторически. Он человек тяжелого характера и если упрется, то не вымолвит ни слова.

— Пап, оглянись вокруг. «Хрустальная Сфера» — воплощение мечты. У меня есть лишь два дорогих сердцу человека. Ты и Алекс. Сейчас вы оба рядом. Ну, а все остальное — решаемо, правда?

Уайт тоже сел в кресло, снял латные перчатки, убрал их в инвентарь, сцепил пальцы рук в замок, некоторое время молчал.

— Храбришься, значит? Ну, будь по-твоему… — он вскинул взгляд и вдруг тихо добавил: — «Хрустальная Сфера» сильно изменилась. Да и реального мира, в том виде, как вы оба помните, больше не существует.

— Шутишь?! — невольно переспросила Энея.

— Три года назад вы с Алексеем исчезли. Кластер Агриона был изолирован. Никто не мог сюда попасть.

— Подожди… — она закрыла лицо ладонями. — Подожди, «исчезли», — это как?!

— Через неделю после нашей последней встречи, ты должна была уйти в логаут. Мы договорились вместе поужинать, помнишь?

— Конечно!

— Но ты не отвечала на звонки. Сетевой статус — «не определен».  В тот вечер я приехал к тебе домой. Дверь оказалась не заперта. На информационном дисплее надпись: «квартира сдается». Я вошел внутрь. Ни одной твоей вещи. Инмод исчез, от него даже креплений не осталось. Все чистенько, безлико, словно тебя никогда не существовало! Можешь понять мои чувства?!

Энея промолчала. Нетрудно представить на какие меры мог решиться Уайт, в поисках дочери…

— Я знал, куда пойти, знал какую из дверей надо вышибить, — продолжил он. — И, поверь, я это сделал. Вот только не нашел ни одной зацепки! «Инфосистемы» все отрицали. Фирма, предоставившая тебе инмод, как будто растворилась в воздухе. Илья и Стивен тоже пропали, а из нашего загородного дома исчезло оборудование, при помощи которого мы логинились в «Хрустальную Сферу». Мой нейроимплантат дистанционно отключили. Он превратился в занятную безделушку, прилепленную к виску. Смириться я не мог, хотя внезапно оказался в очень тяжелой ситуации. Бизнес неожиданно дал трещину, а затем буквально начал расползаться по швам под скоординированным натиском, — при всем накопленном запасе прочности, «ТрансЭнерджи» довели до банкротства.

— Но это невозможно! — воскликнула Энея.

— Я тоже так думал. Но, хотели правду, — не обессудьте. Три крупнейших заказчика элементов питания — корпорация «Инфосистемы», Всемирное Правительство и Военно-Космические силы предъявили рекламации на огромные партии товара. Уничтоженная репутация, миллиардные иски, замороженные счета, остановленные производства, — все произошло в течение нескольких дней. Через месяц я остался совершенно один, ни с чем.

— Как же ты выдержал? — тихо спросила Энея.

— Я знал, что ты жива.

— Откуда?

— Допросил одного из технологов «Инфосистем», — нехотя ответил Уайт. — Сначала тот молчал, упрямился, но я умею быть настойчивым. В конце концов, он признался, что вы с Алексом пострадали в результате эксперимента с нейроимплантатами, — не выдержали нагрузки на рассудок, но при этом получили какие-то очень ценные для корпорации данные, и потому за ваши жизни будут бороться, а затем попробуют вернуть «Хрустальную Сферу».

— И ты поверил ему?

— Я получил надежду и смысл жить дальше. В тех обстоятельствах — более чем достаточно.

— Но у тебя ведь ничего не осталось? Даже средств к существованию?! — ужаснулась Энея.

Взгляд Уайта потеплел, стал не таким колючим.

— Меня не просто свалить, ты же знаешь. Да, какое-то время пришлось прожить в капсюльных ночлежках на самом «дне» мегаполиса, а имплантат выкинуть, чтобы не отследили. Благо, та модель снималась легко, достаточно выдернуть из кожи наноиглы.

— Значит, ты скрывался от кредиторов и ждал, пока корпорация разблокирует Агрион?

— Это послужило бы сигналом, что тебя и Алексея вернули в мир «Хрустальной Сферы». Но все оказалось не так просто. Прошел год, ваш кластер по-прежнему был изолирован, а в реальном мире внезапно начались стремительные и необратимые процессы…

Энея вдруг порывисто встала, комкая в руках тонкую кружевную салфетку, прошла сквозь арку, ведущую на внешнее укрепление, облокотилась о невысокий парапет и замерла, глядя вдаль.

Я не пошел за ней. Иногда человеку требуется побыть одному, чтобы принять внезапный удар, — хотя бы отдышаться, почувствовать, как неровно бьется сердце…

Мы с Уайтом переглянулись.

— Не волнуйся, Алексей. Она справится.

Он не бросил мне в лицо ни слова обвинений, хотя мог бы.

Случайно ли мы с Энеей попали под воздействие расширителей сознания?

Нет. Моя судьба была предопределена заранее и заключалось именно в этом: сгореть во имя «прогресса». Я никогда особо и не верил в научный альтруизм корпорации. Данные, что подсунули нам для расшифровки, в виде уникального квеста, оказались для «Инфосистем» и военно-космических сил намного ценнее человеческой жизни.

Энея полюбила меня. Решила, вопреки всему, быть рядом и невольно разделила судьбу. Да и Уайт потерял все по той же причине…

— Не хмурься, Алексей, — он взял бокал, отпил глоток вина. — Прорвемся. Кстати, усадьбу в соседнем кластере я все же успел купить. И даже алхимика в штат нанял. Но там сейчас алчущие мое вино пьют… — он замолчал, услышав легкую поступь дочери.

— Извините, — она вернулась за стол. — Я перебила тебя, пап. На чем мы остановились?

* * *

— Спустя год после вашего исчезновения, «Инфосистемы» совершили ничем не обоснованный прорыв в области нейрокибернетики, — продолжил Уайт прерванную мысль. — Корпорация, традиционно занимавшаяся созданием виртуальных миров, разработала и запустила в серию первую модель нейроимплантата с интегрированным расширителем сознания «Нейрон»[3]. Одновременно началось строительство так называемых «инмод-центров», где каждый желающий за скромную плату мог арендовать вирткапсулу нового поколения с функцией индивидуального поддержания жизни. Скажу сразу: такое оборудование ранее использовалось только на космических кораблях.

— И все это в массовом порядке, по доступным ценам?! — ужаснулась Энея.

Мне совершенно непонятны стылые нотки, отчетливо прозвучавшие в ее голосе.

— А что здесь такого? — удивленно спросил я. — Разве возможность полного погружения в виртуальный мир — это плохо?

— Если регулярно менять катриджи с расходниками, то человек способен провести в инмоде годы, без особого ущерба для здоровья, — ответил Уайт. — А теперь попытайся взглянуть на ситуацию с точки зрения бизнеса, — неожиданно предложил он. — Игровые консоли, генераторы окружающей среды и голограммы повышенной плотности, — это надежный, проверенный десятилетиями комплекс. Пользователь проводит в виртуалке по три-четыре часа в сутки. При этом он остается дееспособным в мире реальном. Ты, Алексей, так жил, и прекрасно понимаешь, о чем идет речь. В данном случае «лучшее — враг хорошего», в прямом смысле сказанного. Массовое внедрение новых устройств — это крах реальной экономики. Они «подсадили» миллиарды людей на небывалый реализм ощущений, но задумайся, что получили в итоге?

— Опустевшую Землю? — интуитивно предположил я.

— И перенаселенную «Хрустальную Сферу», — кивнул Уайт. — С какой стороны не посмотри, — такой «прогресс» не выгоден никому, он ведет лишь к стремительному коллапсу цивилизации.

— Тогда я вообще ничего не понимаю! Зачем они это сделали? И кто им позволил?!

— «Инфосистемам» никто не противостоял. Наоборот, Всемирное Правительство активно лоббировало интересы корпорации. Все это было тщательно спланировано при взаимном согласии власть предержащих.

— Но зачем?! — недоуменно спросила Энея. — Не вижу смысла в таких скорых, глобальных переменах! Тому должно существовать объяснение!

Для меня необычен ход их мыслей. Энея и Фридрих еще не потеряли тесной психологической связи с реальным миром. Мне бы и в голову не пришло, чем могут обернуться высокие технологии… но выслушав Уайта, я задумался.

Получается, мы теперь окончательно стали жителями «Хрустальной Сферы», так есть ли смысл искать подоплеку событий?

— Пап, а какой была официальная версия происходящего? Не всех ведь привлекает виртуалка. Многим нужна дополнительная, мощная мотивация, чтобы арендовать инмод и в корне изменить свою жизнь!

— Выбросы ядовитого промышленного тумана, — ответил Уайт. — Они действительно происходили все чаще, а инмод-центры расположены в бункерах под землей и хорошо защищены. Говорили о грядущей реконструкции городов, — Уайт сделал глоток вина. — Но все это чушь. Людей в буквальном смысле всеми правдами и неправдами подталкивали в сторону киберпространства. Без «Нейрона» перестали принимать на работу, города быстро пустели. Учитывая скоординированные усилия ВСК, Всемирного Правительства и «Инфосистем», я допускаю, что некая угроза действительно существует, но какими бы благими намерениями не выстлан этот путь, в итоге он привел нас прямиком в ад…

— Ты о чем? Подожди, разве мы не можем нормально жить тут?! Хотя бы по законам виртуального мира? Лично меня это вполне устраивает! — сказала Энея.

— Алчущие, — скупо ответил Уайт.

— Атипичные мобы? — уточнил я.

— Да. Неожиданный побочный эффект использования нейроимплантатов.

— Так, похоже вы оба знаете, о чем идет речь? — нахмурилась Энея. — А меня кто-нибудь просветит?

Уайт собирался ответить, но я жестом прервал его, и, собравшись с духом сказал:

— Технологии «Инфосистемам» поставляли военные. Нейроимплантат — это инопланетное устройство. Его прототип был найден в космосе.

— Алекс, откуда ты знаешь?! — воскликнула Энея.

— Благодаря Дитриху, — первому из алчущих.

— А подробнее можно?! — Уайт заметно напрягся, смотрит на меня недоверчиво, с сомнением.

* * *

Я рассказал им все, начиная от случайной встречи с двумя сотрудниками корпорации из «отряда по борьбе с атипичными мобами» (оно состоялось в подземелье под заброшенной башней), затем перешел к первому знакомству с Дитрихом (произошедшему перед схваткой с архидемоном Регуаром), и, наконец, изложил свое понимание событий, случившихся в библиотеке «Храма Забвения».

— Теперь и я кое-что припоминаю… — прошептала Энея. — Значит, в момент перегрузки рассудка, нас с тобой действительно ввели в состояние искусственной комы?!

— Да. Но до моего сознания смог достучаться Дитрих.

— Зачем? — сухо спросил Уайт. — И почему ты уверен, что это был именно он?

— Дитрих искал союзника. А узнал я его по ключевой фразе. Еще в подземельях Риона он предостерег: «корпы тебя используют, а затем дадут умереть». С этих слов и начал давить, когда проник в сеть биокибернетической лаборатории и сумел изменить настройки инмода, ненадолго приведя меня в сознание.

— Алексей, прошу, пойми меня правильно, но можешь ли ты поручиться, что это не игра твоего воображения? — переспросил Уайт.

— Могу. У меня в расширителе сознания сохранилась запись, — движением руки я сформировал небольшой хрустальный экран.

…Два устройства, похожие на саркофаги, установлены на массивных постаментах. От стены к ним тянутся кабели и трубопроводы. Сипло вздыхают насосы, какие-то жидкости текут по прозрачным трубкам.

Прошелестел привод видеокамеры. Отражая мое эмоциональное состояние, кадр укрупнился, — сквозь дымчатый пластик я увидел бледное лицо Энеи! Ее глаза закрыты, черты заострились, но графики на мониторах свидетельствуют: она жива!

Медленный поворот изображения, фокусировка.

Внутри второго «саркофага» я с трудом различил собственные черты!

В основании постамента выдавлена какая-то надпись.

Снова укрупняю кадр, читаю:

«Индивидуальный модуль жизнеобеспечения. Собственность военно-космических сил Земли».

Открылась дверь. В помещение вошли сотрудники корпорации «Инфосистемы» в сопровождении представителя ВКС…

Энея и Фридрих в немом оцепенении просмотрели запись разговора корпов с полковником ВКС.

— Вот значит, куда эвакуировали твой инмод! — у Уайта непроизвольно подергивается щека. — Алексей, ну-ка открути немного назад, — попросил он. — Покажи мне вот этого типа покрупнее…

Чем заинтересовал его Артем Сергеевич? Он конечно причастен к нашим с Энеей злоключениям, но…

— Арт… Тварь… — выдохнул Уайт, — Я же доверял тебе!.. Жизнь спасал и не раз… Алекс, у тебя еще сохранился тот свиток «призыва»?

— Да.

— Дай его мне! Прошу!

— Держи, — я достал из инвентаря и протянул Уайту пергамент, который мне так и не довелось использовать по назначению.

Хрустнула надломленная печать. Свиток внезапно рассыпался в пыль, сверкнула вспышка, но никто не появился. Вместо этого возникли зыбкие, дрожащие очертания портала.

Уайт резко вскочил, едва не опрокинув кресло, рванулся к мареву, намереваясь очертя голову броситься сквозь несформировавшийся переход, но его оттолкнуло назад.

— Арт! Отзовись! — в ярости выкрикнул он.

Лицо Уайта искажено. Взгляд пылает бешенством. Не завидую я тому технологу корпорации, с которым он «поговорил по душам» после исчезновения дочери.

— Остынь, ты не пройдешь на ту сторону, уж в порталах я кое-что смыслю. В лучшем случаем мы можем взглянуть сквозь него, и попытаться снять координаты места, с которым устанавливалось соединение.

— Сделай! — отрывисто ответил он.

— Пап, не горячись. Чем тебе насолил Артем Сергеевич?

— Того, что они сделали с вами мало?!

— Но, исходя из видео, он был на нашей стороне! Алекс, попробуем стабилизировать портал? — Энея обернулась ко мне.

— Подожди, я снимаю координаты.

Над столом сформировалась карта. На ней вспыхнула точка. Вливаю в нее данные, полученные от картографического модуля, активирую свою способность «Первопроходец».

Появилось изображение древней постройки. Башня высотой в несколько этажей, окруженная кольцом заросших травой руин.

Я протянул руку, коснулся портала.

Пальцы преодолели упругое сопротивление, кисть начало покалывать.

— Что ты делаешь?! — встревожилась Энея.

— Секунду… Сейчас узнаем, что там…

Уайт прищурился. Местность ему незнакома, впрочем, нам тоже. Судя по карте, руины расположены очень далеко от Риона, где-то за океаном, разделяющим материки «Хрустальной Сферы».

Есть! Благодаря одному древнему эльфийскому заклинанию (ему меня обучил Летмиэль) и упорной практике, мне удалось использовать энергию не до конца сформовавшегося портального перехода, чтобы создать «магическое око».

Появилось еще одно изображение.

Комната, несомненно служила пристанищем магу. На столе еще теплится свеча. Сквозь стрельчатое окно проникает дневной свет. Судя по всему, там сейчас раннее утро.

Смятая постель. Подпалины на стенах, — явный след применения магии огня. Перевернутый стул, обрывок еще тлеющей, истекающей дымком ткани.

— Арт, где ты?! Покажись! — вновь выкрикнул Уайт.

Тщетно. Думаю, маг не ответит. С трудом управляя «оком», я заставил его развернуться, и в поле зрения попала вышибленная дверь, а подле нее на полу — обугленное до неузнаваемости тело.

Раздался шум. Кто-то поднимается по каменной винтовой лестнице, — ее фрагмент виден сквозь проем разбитых ударами секиры дверей.

— Он сбежал! — раздался глухой голос.

— Не может быть! — в ответе свозит раздражение. — Башня ведь окружена!

— Но он сильный маг и мог ускользнуть порталом!

По лестнице поднялись двое. Судя по виду — игроки. Их фреймы прочесть невозможно, что говорит о высоких уровнях и прокачанной «скрытности».

— Обыщем тут все. Он где-то прячется!

— Пустое. Говорю же — ушел порталом!

— Нет. Не мог! Алчущие дали мне вот это, — рослый воин показал каргонитовый амулет. — Блокирует работу любых порталов. Надо все обыскать! Скажи своим, пусть быстро соорудят лестницу и взберутся на крышу. Наверняка он затаился где-то рядом!

— Может в «невидимость» ушел?

— Тогда прощупайте каждый сантиметр стен алебардами и копьями!

— Ладно. Сделаем. А чем он алчущих так сильно достал?

— Этот маг — бывший корп. Говорят он едва Дитриха не прибил. С ним надо покончить, иначе не видать нам обещанной свободы.

— Так, это… — второй из «охотников за головами» замялся, — может мага-то стоит опасаться больше, чем алчущих?

— Просто найдите его! — судя по рыку, рвущемуся из-под забрала закрытого шлема, первый из «охотников» — орк. — Остальное сделаю сам! — он вынул из ножен странного вида кинжал. Я сделал несколько скринов на всякий случай, хотя вещица и без того запоминающаяся, — короткий клинок усеян прямоугольными выступами, похожими на микрочипы, — на каждом из них отчетливо видна тлеющая руна: древние символы языка Ушедших образует незнакомую мне последовательность.

— Что за клинок?

— Он забирает личность.

— Проклятье! Зачем мы только связались с алчущими! — второй из «охотников» вытер крупные капли пота выступившие на лбу.

— А разве непонятно? Лучше служить им, чем получить удар таким клинком. Я своими глазами видел, как их жнецы высасывают нейрограммы. Не хочу, чтобы мое эго[4] разорвали на куски и поделили между собой эти твари!

— Мы все же люди! — нашел в себе мужество возразить второй. — А они — непись!

— Не нуби! Они — гибриды. И все, хватит разговоров! Ищем мага. Он не мог раствориться в воздухе!

Изображение вдруг начало тускнеть, а затем исчезло. Нестабильный портал подернулся дымкой и закрылся.

* * *

— Откуда ты знаешь Артема Сергеевича? — я сел, восстанавливая силы. Удержать портал открытым мне не удалось. Свиток сработал лишь отчасти из-за воздействия загадочного амулета, что был использован на «той стороне».

— Арт некоторое время провел в моем отряде, — немного остыв, ответил Уайт. — Мы познакомились больше года назад, когда появились алчущие. Потом он загадочно исчез.

— Но кто такие эти «алчущие»?! Можете объяснить толком?! — не выдержав, потребовала Энея. — Дайте хотя бы общее представление, с кем мы имеем дело?!.. Что случилось с «Хрустальной Сферой»?!

— Алчущие — бывшие НПС, — скупо ответил Уайт.

— Очень понятно и информативно! — нервничая, возмутилась она. — А нельзя ли чуть подробнее? Или ты сам ничего не знаешь, и их существование надо принимать за факт?!

— Не злись. В двух словах этого не объяснить.

— Но мы ведь не торопимся, правда?

— Хорошо. Я попробую, — он прошелся по комнате, собираясь с мыслями. — Примерно два года назад, сразу после массового внедрения имплантатов, произошла серия несчастных случаев, связанных с внезапной гибелью игроков, не выдержавших стопроцентного реализма ощущений.

— А разве уровни обратной связи не были заранее откалиброваны? — спросил я.

— Люди-то разные, — пожал плечами Уайт. — «Инфосистемы» не могли учесть всех факторов риска.

— Зачем вообще было рисковать?

— Энея, я не корп. Их мотивы мне до сих пор непонятны! Вот если бы найти Артема, и поговорить с ним по душам…

— Извини, — она сделала глоток воды.

Уайт извлек из инвентаря небольшой контейнер, поставил его на стол и осторожно открыл. Изнутри хлынул зеленоватый свет, — его источает небольшая прозрачная сфера, в оправе из каргонита. Похоже на обычный магический светильник.

— Это древний артефакт. Мне передал его Артем, еще до своего загадочного исчезновения. Просил сберечь.

— Какую ценность он представляет?

— Это «ловец душ». Прикоснитесь к нему. Ощущения могут показаться странными, даже пугающими, но вы и не через такое прошли. По крайней мере поймете, кто такие алчущие, и как они появились.

— Ну, хорошо, — я первым протянул руку.

Зеленоватое сияние окутало мои пальцы, кожу начало сильно покалывать, а затем вдруг чужие воспоминания ворвались в рассудок.

* * *

Древесный гигант Арм обитал на краю дремучего леса, недалеко от разрушенного эльфийского храма.

Ростом в два раза выше человека, он обладал мощным телосложением и недюжинной силой, но вот беда, — волокнистые мускулы частично одеревенели, отчего сильно страдала ловкость.

Модель его поведения (как и у большинства мобов «Хрустальной Сферы»), генерировал нейрокомпьютер, но Арм пока даже не осознавал факта своего существования, — несколько активных нейросетей позволяли ему комбинировать различные атаки и использовать пару способностей, неприятно удивляя забредших в эти земли игроков, но не более того.

Основные мощности, выделенные для древесного гиганта, дремали. По замыслу разработчиков Арм должен был развиваться постепенно, медленно накапливая опыт, — таким образом он не нуждался в обновлениях, с годами становясь немного сильнее и сообразительнее.

В то злополучное утро он, как обычно, грелся на солнышке, сидя на взгорке, не замечая приближающейся беды.

Фростил, маг двадцатого уровня, переживал далеко не лучшие времена. Привычная по прошлым сеттингам стезя воина закончилась позорно, — удалением аккаунта и созданием нового персонажа.

Нейроимплантат, — этот трижды проклятый образчик ультрасовременных технологий, полностью изменил геймплей, выявив слабые стороны характера: оказывается, Фростил не мог вытерпеть даже слабой физической боли. Он честно пробовал, но чем дальше, тем хуже. Мобы, на которых он раньше бросался с азартом, теперь вызывали неодолимый, быстро укоренившийся на уровне подсознания страх, заставляя подолгу прятаться в кустах, ловить момент, нападать исподтишка.

Долго так продолжаться не могло. Скрепя сердце, он пошел на крайнюю меру: удалил аккаунт и создал новый, решив начать все «с нуля».

Ему бы выбрать персонаж мирной профессии, но старые привычки взяли свое. После долгих, нелегких раздумий Фростил остановился на специализации боевого мага, решив, что, используя дистанционные заклинания, сможет избавиться от необходимости вступать в рукопашные схватки с мобами.

И тут не задалось. Персонаж вышел хилым, тряпичные одеяния мага откровенно раздражали, — он начал стыдиться своего внешнего вида. Особую неприязнь вызывал посох, — этот корявый кусок дерева, но без него вообще не получалось быстро скастовать нужное заклинание.

Еще одним крайне неприятным открытием стало первое посещение городских катакомб: там фармились, прокачивая уровни, большинство начинающих магов. В узких и темных лабиринтах внезапно дала знать о себе очередная проблема: во время каста нужно стоять неподвижно, поддерживая концентрацию, без запинки выговаривая выученные наизусть речитативы. Но когда на тебя из темного закутка подземелья вдруг неожиданно выскакивает чудовище со ржавым серпом в руках, бесконтрольный ужас захлестывает волнами. Какая тут может быть концентрация? Единственный выход — бежать со всех ног.

До десятого уровня Фростил перебивался крысами. Нашел подходящий амбар, по приставной лестнице залезал на ветхие балки и сверху сжигал мобов, чувствуя себя в относительной безопасности. А что поделать? С очнувшимся инстинктом самосохранения не очень-то и поспоришь!

Дальнейшее развитие виделось тяжелым, опасным и проблематичным. С каждым полученным уровнем крысы приносили все меньше опыта, а решиться на большее не позволял страх, — он стал тенью, проклятием, изнурительным спутником в любом начинании.

Некоторое время Фростил отсиживался в городе, перебиваясь социальными заданиями, но вечно так продолжаться не могло. Ему все же пришлось выйти за крепостные стены, но теперь начинающий маг придерживался однотипной, бесхитростной тактики: завидев моба, он оценивал его и атаковал с максимально возможной дистанции, но только в том случае, если наносимый заклинаниями урон гарантированно не давал противнику возможности приблизиться на расстояние вытянутой руки.

Что ж. Игровой мир огромен. В нем найдется место и для смельчаков, и для трусов. Постепенно Фростил смирился со своей юдолью[5], но стал еще более пугливым и озлобленным. Душа бывшего воина порядком измельчала, в ней дало ростки человеческое коварство.

…Этим солнечным утром, шагая по проселочной дороге, вдоль кромки дремучего леса, он заметил древесного гиганта, дремлющего на пригорке. Фростил замер, собираясь пуститься наутек, но материал, полученный из игровой энциклопедии, неожиданно пробудил алчность. Древесный гигант конечно же силен, но весьма неуклюж, и к тому же подвержен урону огнем. Пять-шесть точных попаданий фаерболами даст 1000 «хр»! Кроме того, если верить комментариям к статье, с гиганта дропнется[6] пара золотых монет и рандомно[7] — драгоценный кристалл!

Два золотых! Сколько можно перебиваться на хлебе и воде… — мысли проносились лихорадочно. Да и изодранную одежонку давно пора сменить…

Пересилив страх, он зашел со спины, сконцентрировался, выпустил по гиганту два огненных шара подряд, сглотнул, переводя дух, и снова принялся читать заклинание.

Первый сгусток пламени угодил мобу точно в голову, поджег его, второй опалил плечо, а вот дальше все, как обычно, пошло наперекосяк.

Внезапно раздался треск: древесный гигант, применив одну из своих способностей, вдруг трансформировался в шар, состоящий из плотно переплетенных ветвей, и резво покатился на обидчика, сбивая пламя.

Фростил не успел увернуться, — все произошло слишком быстро и неожиданно: толстые узловатые сучья пронзили его, пригвоздив к земле, вырвав короткий крик боли. Рассудок помутился, но не по причине респауна. Случилось непоправимое. Организм Джона Фроста не выдержал нагрузки, ведь при стопроцентном реализме ощущений, транслируемом непосредственно в рассудок пользователя, мозг уже не способен отличить настоящее от вымышленного…

Сердце пятидесятилетнего мужчины остановилось. Автоматика инмода не смогла ничего сделать. Его мгновенно убил инфаркт.

…Разделавшись с обидчиком Арм принял свою обычную форму, неуклюже развернулся, собираясь идти назад, но замер, — с ним тоже произошло нечто, выходящее из ряда вон. Сизая дымка, истекающая от раздавленных останков незадачливого мага, коснулась древесного гиганта и впиталась в него, пробудив зарезервированные для перспективного развития нейросети.

Несколько шоковых впечатлений, полных боли и ярости, чувство страха, преследовавшее Фростила, да слова последнего, так и не выговоренного им заклинания пополнили матрицу личности НПС.

Сзади раздался шум.

Все еще пребывая в состоянии сбоя, он медленно развернулся и заметил несущегося на него воина. Тот оказался поблизости, видел, как древесный гигант «слил» мага, и решил поквитаться с неписью.

Арм издал глухой скрип. Его внезапно обуял страх — острое, побуждающее к действию, неведомое ранее чувство.

За доли секунд древесному гиганту открылся огромный, непознанный мир. Под сокрушительным напором случайно заимствованных человеческих эмоций, он вдруг осознал факт собственного бытия, — убогого, неполноценного, жалкого существования, влачащегося от респауна к респауну.

Страх пробудил ярость. Безвыходность ситуации (воин ведь более силен и ловок) истраченная способность к трансформации и лихорадочный поиск выхода из трудного положения ввели обновленную нейросеть в форсированный режим.

Арм со скрипом вырастил длинные руки-ветви, и вдруг… с его губ сорвались слова так и не завершенного Фростилом заклинания.

Воин не ожидал такого подвоха. Он успел увернуться от удара ветвей, пару раз рубанул мечом по одеревеневшему торсу гиганта, ловко перекатился, чтобы завершить атаку добивающим комбо, и в этот миг получил критический урон от огненного шара!

Воина сбило с ног. Сверху на него обрушился яростный натиск ветвей, пронзивших кожаный доспех, — аватар игрока вдруг подернулся рябью и медленно растаял, — он отправился на перерождение, ставив на земле сиротливый узелок с вещами.

Сизая дымка нейрограмм все еще не рассеялась, и древесный гигант поневоле впитал ее всю, вместе с прижизненными впечатлениями мага-неудачника. В глазах Арма вспыхнула неутоленная ярость. Корявые пальцы разорвали узелок с вещами поверженного воина, замшелая ладонь сгребла с десяток золотых монет, в голове промелькнуло: «наконец-то смогу нормально поесть…»

Впрочем, обрывки чужеродных, непонятных человеческих желаний быстро угасли. Остались только наиболее сильные эмоции, да крохи знаний, которые он мог бы применить себе на пользу.

Фрейм древесного гиганта мигнул, стал красным, в нем появилась надпись «атипичный моб», но этим дело не ограничилось. Страх отступил, но злоба продолжала клокотать, требуя немедленного выхода.

Зона агрессии атипичного моба внезапно расширилась.

Теперь внимание Арма сосредоточилось на проселочной дороге, — по ней, чувствуя себя в абсолютной безопасности, в этот момент шла группа ничего не подозревающих игроков…

* * *

Покалывание в пальцах прекратилось.

Зеленоватое свечение начало угасать. Я поднял взгляд.

— Что это было?! — невольно вскрикнула Энея, вырвавшись из-под власти наваждения.

— Вы соприкоснулись с нейроматрицей атипичного моба, — ответил Уайт. — Теперь я понимаю, откуда Артем брал подобные вещицы! Он ведь был корпом!

— Не худшим из них, — справедливости ради, заметил я.

— Он знал о вас, но молчал! Использовал мое доверие, чтобы собирать информацию, — Уайт красноречиво указал на артефакт.

— Не это сейчас главное, — Энея откинулась в кресле, массируя виски. — Если я правильно поняла, то появление алчущих, — это спорадический эффект от взаимодействия нескольких, опережающих время технологий? С одной стороны, нейроимплантаты, созданные по образцу некоего инопланетного устройства. Их внедрили едва ли не насильно, плохо изучив возможные побочные эффекты. Пример Фростила нагляден. Далеко не каждый из нас способен выдержать такой реализм ощущений!

— Верно. Я тоже поначалу испытывал страх, учился терпеть боль, — согласился Уайт. — Другая сторона проблемы — это нейрокомпьютеры, — новшество, введенное в «Хрустальной Сфере». Они обладают избыточной мощностью, зарезервированной для постепенного развития мобов, и потому способны перехватывать фрагменты личности. Если игрок погибает в реальном мире, то его матрица сознания распадается здесь на фрагменты. Корпы называют их «нейрограммами».

— Но и это далеко не все? — проницательно спросила Энея.

Уайт сумрачно кивнул.

— Атипичные мобы опасны, однако с ними можно бороться. Настоящая проблема — алчущие.

— А чем они отличаются, от того же древесного гиганта? — спросил я.

— Алчущие возникли на базе наиболее развитых НПС. Таких, как квестовые персонажи. Они могут абсорбировать куда больше нейрограмм, из которых формируется гибридная личность. Но, как вы оба должны понимать, сшитое из фрагментов сознание нежизнеспособно. Грубо говоря, они ведут себя, как сумасшедшие, раздираемые противоречивыми порывами. Большинство гибридных личностей просто распадается, но некоторым все же удается уцелеть и осознать себя в новом качестве. Вот они и являются настоящей проблемой. Им постоянно требуются новые нейрограммы, которые можно получить, лишь убивая игроков. Вы сами видели, как действовал Жнец…

— Кстати, кто он такой?

— Порождение алчущих. По сути, — временное вместилище. Его предназначение — собрать как можно больше нейрограмм и доставить их хозяевам.

— То есть, у них уже появилась своего рода магия, способная создавать необходимых существ?!

— И не только. Среди НПС возник культ Алчущих. Атипичные мобы завладели замками и некоторыми городами.

— Но почему же «Инфосистемы» не закрыли «Хрустальную Сферу»?! — воскликнул я.

— Корпы больше не управляют ситуацией, — резко ответил Уайт. — Чем бы они не руководствовались, повсеместно внедряя имплантаты и инмоды, беда пришла из цифрового пространства, откуда ее точно не ждали. На примере древесного гиганта вы убедились, — нейрограммы содержат не только эмоции, но и знания. Несколько растерзанных алчущими сотрудников корпорации, могли дать им крохи информации, которыми даже мы с вами не владеем. Теперь у меня возникает вопрос: если Артем больше года назад подался в «Хрустальную Сферу», стал магом, кто в таком случае разблокировал Агрион?

Если честно, у меня голова идет кругом. Сложно даже представить масштаб катастрофы и ее последствия.

— Как же нам теперь быть? — тихо спросила Энея.

— Жить дальше, — ответил Уайт. — Первый удар «Хрустальная Сфера» выдержала, не развалилась под натиском атипичных мобов. Здесь по-прежнему действуют законы цифровых пространств. Если будем усиленно прокачиваться, на голову опережая любого врага, — значит выстоим и, в конце концов, разберемся, что происходит. Не стану отрицать, в Агрионе все вышло скверно.  Жнец собрал нейрограммы и ушел. Теперь мы получим еще несколько высокоуровневых Алчущих. Впредь такого допускать нельзя.

— Надо найти Артема, — добавил я. — Понимаю, ты зол, ведь он не сказал правды о нас, но теперь у него нет повода скрытничать.

— Он на другом материке. Свиток рассыпался, портал во второй раз не откроешь и его уже не вызовешь.

— У нас есть способ для перемещения на очень большие расстояния, — ответила Энея, подразумевая действующее устройство в Храме Забвения и перчатку Ушедшего, при помощи которой им можно управлять. — Как бы ты ни был зол на Арта, его надо найти.

Уайт насупился, затем вдруг удивленно приподнял бровь.

— У меня открылось задание! — воскликнул он.

— И у меня! — подтвердила Энея.

В моем интерфейсе появилось сразу несколько системных сообщений:

Получено новое задание «Таинственный маг».

Тип: уникальное.

Отыщите Арта и расспросите его об Алчущих.

Награда: вы получите ценного союзника и новые знания.

Время на выполнение: не ограничено.

Получено новое клановое задание: «Трудные времена».

Тип: уникальное.

Сплотите игроков под знаменами Клана. Найдите способ быстро поднять средний уровень боевого крыла «Черных Богомолов» до 100+.

Награда: + 50 единиц к защитному и атакующему потенциалу замка Рион.

Время на выполнение: 30 дней.

Получено новое задание «Враг моего врага».

Тип: обычное, дипломатическое.

Попытайтесь договориться с рейд-лидером Клана «Воронов».

Награда: вы получите союзника в борьбе с алчущими.

Время на выполнение: 2 дня.

Движок «Хрустальной Сферы» исправно работает! Виртуальный мир, созданный «Инфосистемами», выдержал множественные сбои, демонстрируя высочайшую адаптивность, а значит Уайт абсолютно прав: все в наших руках!

Мне невольно вспомнились сейчас слова Дитриха, сказанные им в кибернетической лаборатории:

— Мы станем убивать корпов. Получим их нейрограммы и знания! Переделаем все! Захватим «Хрустальную Сферу»!

Без тени сомнений принимаю полученные задания.

«Ошибаешься, Дитрих, — мысленно ответил я воображаемому оппоненту. — Без боя мы свой мир не отдадим!»

 

Конец ознакомительного фрагмента.

Заказать полную версию книги.

 

[1] Абсо́рбция — от латинского absorptio — поглощать.

[2] Станлок от английского stun lock — последовательное использование умений, обездвиживающих противника на длительное время.

 

[3] «Нейрон» — первая модель нейроимплантата. «Синапс» (фигурирует в «Призрачном Сервере») более поздняя модель, выпускавшая в трех модификациях «Синапс-А», «Синапс-В» и наиболее продвинутая «Синапс-Z» с возможностью подключения дополнительных кибернетических модулей расширителя сознания.

 

[4] Э́го — согласно психоаналитической теории, та часть человеческой личности, которая осознаётся как «Я» и находится в контакте с окружающим миром посредством восприятия.

[5]  употребляется в значении: земная жизнь с ее горестями и страданиями (церк. слав.: юдоль – долина).

[6] Дроп (англ. drop — падать, ронять) – предметы, которые падают с поверженного врага (чаще всего с НПС)

[7] Рандомно — случайно.


Меню
Меню
Меню
0 WooCommerce Floating Cart

Корзина пуста